"

Об издании:

Литературный журнал «Нева» издаётся в Санкт-Петербурге с 1955 года. Периодичность 12 раз в год. Тираж 1500 экз. Печатает прозу, поэзию, публицистику, литературную критику и переводы. В журнале публиковались Михаил Зощенко, Михаил Шолохов, Вениамин Каверин, Лидия Чуковская, Лев Гумилев, Дмитрий Лихачев, Александр Солженицын, Даниил Гранин, Фёдор Абрамов, Виктор Конецкий, братья Стругацкие, Владимир Дудинцев, Василь Быков и многие другие.

Редакция:

Главный редактор — Наталья Гранцева, зам. главного редактора - Александр Мелихов, шеф0редактор гуманитарных проектов - Игорь Сухих, шеф-редактор молодежных проектов - Ольга Малышкина, редактор-библиограф - Елена Зиновьева, редактор-координатор - Наталия Ламонт, дизайн обложки - А. Панкевич, макет - С. Былачева, корректор - Е. Рогозина, верстка - Д. Зенченко.

Обзор номера:

Многих голосов перекличка

(о журнале «Нева», № 2, 2021)

Питерский (ленинградский) журнал «Нева» выходит с 1955 года. Печатает современную прозу и поэзию как признанных, состоявшихся писателей, так и начинающих талантливых авторов, а также – критику, публицистику, материалы по литературоведению, истории, богословию.

Постоянные рубрики журнала: «Проза и поэзия», «История современности», «Публицистика», «Критика, эссеистика», «Петербургский книговик».

Февральский номер журнала «Нева» (№ 2, 2021) открывает Евгений Степанов с подборкой стихотворений.

Евгений Степанов – известный поэт и прозаик, издатель. Лауреат премии им. А. Дельвига и премии журнала «Нева».

У подборки Е. Степанова нет названия. Можно предложить в качестве названия такую строку поэта: «Всё плохо. Нет, совсем неплохо» (из стихотворения «Речь»).

Хорошо, потому что как бы то ни было, можно продолжать сочинять стихи, ведь даже «Смерть не наклеивает скотч / На рот ушедшего поэта...» («Речь»).

А пока жизнь продолжается. Но кругом – интернет, гаджеты, новояз, «время бандита», «цель искусства – кошелёк», «лабуда»... Это о том, что плохо.

Но можно и на это взглянуть по-другому. Например, купить в популярном интернет-магазине «Авито» «немножечко детских чудес», а на «Циане» – шалаш, тоже из детства, похожий на тот, который автор когда-то строил с братом («Время»).

Во время недавнего карантина, многими пережитого с большим трудом, Евгений Степанов (его лирический герой), будучи на даче, получил возможность приблизиться к природе – прислушаться к птичьим голосам, шорохам деревьев. К человеческому языку у автора много вопросов, и он даже начал его забывать, когда услышал и «вспомнил» «язык первоначальный – язык любви» («Эпиграф из Тарковского»).

Стихи Евгения Степанова – простые по форме, предельно ясные, внятные по содержанию. Автор не старается удивить читателя, он пишет о том, что есть, что вокруг и что в душе. Пишет о том, что не так уж и важно, если вдуматься. И о том пишет, что важно по-настоящему, и чего у нас никто не заберёт. Силу и красоту природы, любовь, поэзию и возможность разговора с Богом – иногда «неробко», иногда «тихо», но лирический герой Е. Степанова «Ему говорил обо всём».

О том, что «Всё плохо. Нет, совсем неплохо»...

Повесть Эльзы Гильдиной «Нехорошее радио» начинается с того, что студентка одного из московских журфаков попадает на стажировку в редакцию топовой радиостанции «Голос Москвы». Ей удаётся заручиться поддержкой главного редактора, известного и авторитетного человека в мире масс-медиа, в прошлом телезвезды – Виктора Доренко. Он поручает ей писать заметки и делать видеоролики для сайта радио.

Героиня (автор оставляет её без имени) понимает, что вытащила счастливый билет. Правда, она называет его «собачьим».

Ради карьеры на «Голосе Москвы» она готова на всё. Чтобы прославиться, нужен скандал. Скандалы следуют один за другим. Некоторые инициирует сама героиня, в другие главную героиню втягивают знакомые и незнакомые люди – персонажи повести.

С помощью интернет-технологий сейчас можно «сделать» практически любую новость, смонтировать любое интервью, – скомпрометировать любого. Героиня оказывается в центре скандала «Голоса Москвы» с пранкерами – создателями «любого» требуемого контента.

Она постоянно ходит по лезвию – то ножа, то бритвы.

Радийная «кухня» с большой скоростью и сконцентрировано – разворачивается перед глазами читателя.

Героиня – молодая девушка – многие вещи понимает правильно, оценивает трезво непростые ситуации. Но – многое из того, что представляется ей понятным и объяснимым, на поверку оказывается иным. Над цинизмом одерживают верх сильные человеческие чувства. Все люди – живые, уязвимые, настоящие. На этом можно играть, создавая рейтинговый контент для радиостанции. А можно вдруг разглядеть под маской человека. Увидеть, что прячется за имиджем, известностью, скандальностью...

Очевидны параллели радиостанции «Голос Москвы» с реально существующей – «Говорит Москва»; главному редактору Виктору Горенко многое досталось от известного журналиста Сергея Доренко.

Проза Эльзы Гильдиной – мастеровитая и зрелая, и в то же время – живая, искренняя, «растрёпанная», а ещё – злободневная и «прикольная», с извечным российским смехом сквозь слёзы и вопросом – почему им, героям, не стыдно, а мне, читателю, за них стыдно, и неловко, и – кто виноват и что делать-то уже, наконец?..

Эльза Гильдина родилась в 1985 году в Башкирии. Окончила филологический факультет БГПУ и ВГИК им. С. А. Герасимова (мастерская документального и научно-популярного фильма). В 2007 и 2013 году вошла в лонг-лист премии «Дебют»; в 2018 году – в лонг-лист премии «Лицей».

Осень, сон, Tristia, «ненадёжно, сомнительно, ломко» – вот основные мотивы и настроения подборки стихов поэта из Екатеринбурга Сергея Слепухина.

«Зачем я здесь?» – спрашивает лирический герой в начале одного стихотворения из подборки – «Tristia». В конце последнего стихотворения он сам отвечает себе: «Жизнь – живи, конца её не жди!»

А между двумя этими строками – много тьмы, небеса грязны, идёт унылый дождь, явственно ощущается предчувствие смерти, конца.

Но некоторую надежду всё-таки дают слова из последнего стиха в подборке:

Жизнь – к концу? Да разве это горе!
Были, будут – завтра и вчера –
стайка райских пташек на заборе,
лапка вербы, солнце, детвора.
(«Вышел мир из тьмы, в неё вернётся...»)
 

Рассказ-фантасмагория Павла Вялкова «Государство» начинается так:

«Итак, в некие классические античные времена, где-то на лазурном побережье Сицилии, посередине только что отстроенного белокаменного города, стоял трон, на котором кто-то сидел. Сидел и думал о делах своих праведных и о том, как неправильно устроен весь остальной мир и что он теперь непременно сумеет изменить его к лучшему... Тот, кто сидел на троне, думал, что он правит. Он тогда еще не догадывался о том, что на самом деле им правят другие...»

Герой рассказа, правитель нового «идеального» города-государства, носящий имя-прозвище Философ. Он – человек неместный, приезжий. Его советник, первый помощник старик Леоне, – давний житель этих мест. Половина населения города-государства – его родственники. Философия Леоне не так благостна и возвышенна, как у Философа-правителя. Он трезво смотрит на вещи, он управляет и руководит, он распоряжается деньгами из казны на своё усмотрение, а попросту – ворует. И напутствует правителя-Философа «не переборщить с добром»: «Дозируй благо малыми дозами... От чрезмерного добра в мире порой случаются великие злодеяния...»

В городе-государстве праздник: день рождения правителя. Старик Леоне ведёт Философа на мистерию. Здесь происходит много комических, нелепых ситуаций, а также обманок, которые Философ по своей наивности принимает за чистую монету.

Будут и заговор, и попытка убийства, и счастливое избавление...

Фантастический рассказ Павла Вялкова «Семечки»: в «девятом веке компьютерной эры», в мире, приближенном к идеалу, герой-нефтяник занят тем, что разрабатывает технологии восстановления запасов нефти на Земле, безжалостно выкачанные из недр. Теперь специальное оборудование закачивает нефть обратно, восстанавливая газонефтяные пласты. Внезапно бур натыкается на неизвестный объект. Работы приостановлены. На выручку телепортируется героиня – специалист по древностям и давний объект вожделения героя.

Вместе они решают рискнуть и пробурить тот самый неизвестный объект, напоминающий НЛО. И – оба оказываются в библейском Раю. Их сопровождает проводник, искусственный интеллект.

Не обойдётся, разумеется, и без поисков Древа познания. Будет героям дан и шанс «заново познать великое «ОНО» – непознанное с Древа познания».

Автор рассказов «Государство» и «Семечки» Павел Вялков – доктор философии, профессор, преподаватель из Астрахани.

В поэтической подборке Евгения Овсянникова (Нижний Новгород) хочется выделить стихи о природе. Казалось бы, разве можно что-то написать новое об осени, или о пейзаже на реке Волге? А у Овсянникова получилось – тексты «Перевод с осеннего» и «Пустельга».

Обманываться не станем: и в тех стихах Овсянникова, что кажутся «попроще», тоже всё не так просто. А остальные стихи и вовсе так нагружены смыслами и словесной игрой, что их смело можно рекомендовать ценителям современной интеллектуальной поэзии – тем, кто любит поразгадывать авторские загадки-шарады, зашифрованные в поэтическом тексте.

Будучи в командировке в Красноярске, московский журналист Андрей и его коллеги решили поохотиться в зимней тайге на оленя. Катер, перегруженный добычей счастливых охотников, потерпел крушение. Люди оказались в ледяной воде. Все, кроме Андрея, утонули. Так начинается повесть Владимира Яроша «Московский пациент».

Спасённый соволом (собакой-волком) по кличке Тайга, герой оказался в доме пожилого охотника Мироныча. Заболевшего Андрея выходила молодая жена Мироныча Рита, наполовину долганка. Долганы – коренное население полуострова Таймыр.

Отрезанный от цивилизации, в пятистах километрах от ближайшего кордона, среди суровой зимы Андрей оказывается в плену у хозяина. Мироныч, узнав, что Андрей – журналист, требует, чтобы тот помог ему с редактированием рукописи его романа. Только после этого, уже по весне, Мироныч позволит Андрею вернуться домой.

Андрей – «пленник» и Риты, с которой у него завязывается роман.

Герой мечтает вернуться в Москву. Хочет забрать с собой Риту. Но – всё совсем непросто...

Владимир Ярош – писатель из Красноярска, автор публикаций в литературных журналах и альманахах.

Известный поэт и прозаик Евгений Каминский в своём автобиографическом рассказе-размышлении «Иван Сергеевич со свернутым носом» вспоминает, с чего всё началось в его литературной судьбе. А началось... с обвинения в плагиате. Учительнице литературы показалось, что автор школьного сочинения списал у Ивана Сергеевича Тургенева. Влепила двойку. Автор сочинения был так оскорблён несправедливым обвинением, что – принялся читать Тургенева, в чём прежде замечен не был. Следом пошли и другие книги.

А потом автор сочинения перешёл в школу, где с изучением литературы дело обстояло серьёзнее. Стал читать не только прозу, но и поэзию. И – начал писать свои стихи: «И понеслось: ни дня без строчки, поскольку каждое утро из тебя лезут слова, и нужно как-то остановиться, чтобы жить нормальной жизнью, но остановиться-то невозможно...».

И – написал роман. И – стал известным человеком в литературном процессе. Всё это было потом.

И только через много лет рассказчик понял, как важно было в его судьбе то обвинение в плагиате – учительница в «простой» школе разглядела в строках школьного сочинения талант, сопоставимый с классиком...

И, как это всегда бывает с настоящей литературой, – важнее не «что», а «как» написано. Об этом тоже пишет Е. Каминский в своём небольшом, но очень важном тексте.

В стихи Олега Ващаева, поэта из Санкт-Петербурга, нужно и хочется вчитываться. Он размышляет о «характере» двух столиц – Москвы и Петербурга, об их отношении к приезжим («Старый цирк, центральный рынок, переулочки...»); пишет о Бетховене и Моцарте («Бетховен не слышит...») и тут же признаётся в своей любви к гитаре:

Однолюб, понимаешь. Стихи и гитара –
половинки души, как поток и покой.
 («Я целую гитару, как целуют икону...»)
 

Центральным в подборке воспринимается стихотворение «Любая страсть иссушает душу...» – вольная трактовка, авторское прочтение истории легендарного Одиссея.

Удивительная, исповедальная, поэтичная проза Анны Бабиной – рассказы «Островитянка», «Человек с зонтом» и «Трамвайный романс».

Писатель начинается тогда, когда литературно одарённый, остро чувствующий человек переживает личную потерю. Обман, предательство, разочарование, болезнь или смерть родного, – потерю. Рассказы Анны Бабиной – об этом.

Отец героини уходит из семьи, мать тяжело заболевает. Вряд ли есть что-то более страшное, чем потеря рассудка. И для самого человека, и – ещё более страшно – для его близких. Мама больна, рядом – бабушка, которой не до внучки-подростка. А ещё предает одноклассник, которого героиня принимает за друга. «...В конце концов, даже если у меня отнимут все, чем я дорожу, останется этот Остров и набрякшее от оттепели небо над ним» (рассказ «Островитянка»).

Психологи говорят, что родители по большому счёту нужны только для одного – дать жизнь. И всё же – так ли это? Сколько боли способны причинить родители своим детям, даже уже ставшим взрослыми! Своим эгоизмом, равнодушием, неумением интересоваться в этой жизни никем, кроме самих себя. Об этом – рассказ «Человек с зонтом».

«Трамвайный романс» – другая история. Героиня рассказа Настя приезжает в Питер с далёкой Камчатки – учиться. Поначалу город не принимает её.

Питерские трамваи, которые издалека казались ей чем-то романтичным и красивым, поначалу обманули её надежды. Ей мнилось, что именно в трамвае с ней произойдёт что-то необычное и прекрасное. А у неё в первой же поездке украли кошелёк.

Она поселяется в большой неуютной сырой коммуналке, с малосимпатичными соседями. У них нет имён, это – «пьяница», «старик», «крепкая бабёнка». Но придя однажды домой в слезах, Настя неожиданно получает поддержку от «крепкой бабёнки», которую, оказывается, зовут Танюха.

И трамвай, трамвай тоже приберёг для Насти «необычное и прекрасное»...

Все три героини Бабиной ошибаются, обознаются. Или сомневаются.

Мир кажется им то лучше, то хуже, чем он есть на самом деле. Внутри у этих девушек мира нет.

Но, кажется, хорошее в мире всё-таки случается...

Александр Добровольский поэт из Смоленска – явный приверженец восточной поэзии. Стихами почти без знаков препинания уже давно никого не удивишь. Однако в данной подборке у меня неоднократно возникали вопросы к автору – как именно, по его замыслу, должен читаться тот или иной фрагмент стиха. Запоминается стихотворение «Ледоход». Весенняя стихия передана и звуково, и зрительно, и в движении:

если льдина заденет берег
то дальше несется вращаясь
и вереща глубиной
сослепу врезается в другие льдины,
и даже подаётся в философском ключе: «льдины – времени края».
Неожиданна концовка стиха, сама – почти законченное трёхстишие в духе японского хайку:
на тающем снегу
столпились голоса
мы держим свечку
 

Возникает ощущение, что в стихии ледохода произошло что-то ещё. И нужен свет во тьме, и кто-то держит свечу, освещая. Что-то тревожное, что-то неожиданное. А свеча – как символ веры в благополучный исход...

Начальные страницы повести Александра Лепещенко (Волгоград) «Владимир Необходимович» воспринимаются как «приношение» читателям, любящим Лермонтова. Подробно, с цитатами из мемуаристов, показана противоречивая натура великого поэта. Речь идёт о Печорине. На этих страницах показано, каким хорошим учителем-словесником был Владимир Николаевич Соколов, имевший в школе прозвище «Необходимович». Тот самый учитель литературы, который умер, и теперь выясняются обстоятельства его смерти. Поскольку делом занимается следователь по фамилии Сущий, то перед нами, очевидно, – история убийства.

Свидетель Сущий допрашивает молодого учителя Гореликова, младшего коллегу покойного Соколова, а в прошлом – его ученика.

Гореликов вспоминает свои уроки у Соколова. Вспоминает классное руководство Владимира Николаевича. Как тому удавалось улаживать конфликты, «лечить скандал самой литературой».

Повесть А. Лепещенко – произведение для любителей литературоведческих исследований. Например, на тему скандала в художественной литературе.

А ещё Гореликову – рассказчику – снятся сны по мотивам «Графа Монте-Кристо».

А потом в классе у Соколова решают поставить «Клопа» Маяковского. Об этой постановке, вернее, о постановке Мейерхольда и Маяковского тоже здесь можно почитать, как и о других спектаклях Мейерхольда.

Это – повесть о литературе и искусстве. А в финале внимательного читателя ждёт загадка, которую ему, возможно, удастся разгадать. Автору этих строк – не удалось...

Общее настроение подборки поэта Николая Годины из Челябинска (самого старшего автора в этом номере журнала, р. 1935) далеко от оптимизма и радости.

Звучат явные намёки на то, что всё не здорово в политике, понятно, что, повинуясь годам, автора подводит здоровье, – две этих вещи связаны воедино в стихотворении «От артрита до артроза...»:

Занывают к ночи кости,
Их мелодия грустна...
На каком-нибудь прохвосте
Спотыкнется вновь страна.
 

Памятник Ленину бесстрастно следит за сегодняшним днём; автора «вдохновляет» своими словами Венедикт Ерофеев: «Хуже, чем хреново, на душе...»; Н. Година делится чувством потери своего времени и той родины, которая прежде была понятна...

Много в подборке живых, разговорных, не сразу понятных, данных в непривычной форме, «колоритных» слов.

Ко всем прочим жизненным трудностям добавился коронавирус. Последнее стихотворение подборки – в том числе и о нём. Заканчивается оно так: «На голубом глазу небес, слепя, / Надмерное желание лучится / Чему-нибудь хорошему случиться». («Подневную переверну страницу...»).

А ещё – вот, не как напутствие, но – как способ справиться и двигаться дальше:

И все ж у меня, для примера,
Всегда был в душе и в крови
Прожиточный минимум веры,
Надежды и прочей любви.
 («Столыпин, притрушенный снегом...»)
 

Творчества поэта и прозаика Владимира Перцева из Ярославской области представлено рассказами «Баба Маня», «Наваждение» и «Пожарная команда».

«Баба Маня» – «хозяйка» мертвецкой, санитарка морга в маленьком городке. Живые обходились с героиней по-разному, некоторые – просто плохо. А покойников она не боится. «Они – смирные».

Сирота из детдома, «дурочка», не сумевшая окончить школу, баба Маня работала нянькой, посудомойкой. Потом в морг устроилась.

Этот небольшой рассказ – истории из практики мертвецкой, трогательные, смешные, курьёзные.

А теперь вот и сама баба Маня «отправилась к своим клиентам. Там ведь, почитай, полкладбища – все ее клиенты».

«Наваждение» – яркий трагикомический эпизод из жизни деревенского тракториста-пьяницы Кольки.

«Пожарная команда» – это музыканты, трое ребят, собравшиеся в ансамбль. Ансамбль их необычный. Они предлагают услуги ритмотерапии – играют музыку, которая снимает напряжение, излечивает, а ещё – может, например, вызвать дождь. Это выяснилось случайно, и в тот раз начавшиеся во время выступления ансамбля осадки сильно подмочили репутацию троицы – незапланированный дождь во время городского праздника нарушил все праздничные планы администрации.

Но однажды летом дождя не было так давно, что всё пересохло в городе, и, что ещё хуже, – почти высох хлеб на полях. Дождь был нужен, и срочно! И тогда вспомнили о музыкантах-ритмотерапевтах...

В рубрике «Публицистика» – социально-философский текст писателя и сценариста Игоря Шумейко «Неодолимое пророчество», фрагменты из его книги «Судьба и Служба. Тюркские корни России». Автор размышляет о роли России: является ли наша страна мостом между Востоком и Западом или представляет собой отдельную евразийскую цивилизацию?

В частности, в данной публикации Игорь Шумейко иллюстрирует, «как проявлялся в мировой истории характер народа и к каким древним матрицам поведения и человеческим типам этот характер восходит».

Интересное и полемичное рассуждение Владимира Бахтина «В тени «Вишнёвого сада»» – о содержании и героях классической пьесы А. П. Чехова – размещено в рубрике «Театротека». В. Бахтин так пишет о драматургии Чехова: «Любая его пьеса — это многоликий Протей или Солярис, меняющий форму в ответ на сознательные действия читателя (зрителя, режиссера). К ним так и надо относиться, то есть постоянно додумывать и дописывать. Это не мертвые, застывшие классические глыбы, а живые (по крайней мере, кажущиеся живыми) вещи, которые требуют участия зрителя и читателя как пользователя. В «Вишневом саде» главное – продумать и выстроить для себя предыдущие акты драмы. Только тогда происходящее на сцене станет предельно ясным».

Он задаёт несколько неожиданных вопросов и даёт на них интересные, глубокие ответы. Например, почему имение принадлежит Раневской, а не Гаеву, – ведь мужчины имели преимущественное право наследования? В. Бахтин предлагает придуманную им предысторию судеб героев.

Или ещё один вопрос: почему Лопахин всё-таки выторговывает имение, при этом зная, что потеряет Варю, которую любит? Этот герой умён, но ему – мужику – не хватает культуры и кругозора.

Зачем Чехову нужны Епиходов («злой шут», по словам Бахтина) и в качестве кого в имении живёт Шарлотта («добрая шутиха»)? По поводу Епиходова у В. Бахтина есть мнение – полемичное, любопытное. По поводу Шарлотты ответа нет. «Зачем? Почему? Кто позволил? И какой из всего этого можно сделать вывод? – заканчивает свою статью автор. – Многого мы еще об Антоне Палыче и его пьесах не знаем. И не узнаем».

Несколько публикаций размещено в рубрике «Петербургский книговик».

В подразделе «Территория памяти» критик и литературовед Марк Амусин в статье «Двух голосов перекличка» проводит «сопоставительный анализ» жизненного и творческого пути Ильи Эренбурга и Дмитрия Быкова:

«Прежде всего, на ум приходит колоссальная продуктивность Эренбурга и Быкова – за последние сто лет в русской литературе не было, наверное, столь же плодовитых авторов. Оба при этом активнейшим образом работали и в прозе, и в поэзии, и в публицистике – тоже явление нечастое. И еще: сходство общественных темпераментов. Каждый из них очень тесно и «горячо» связан со своей социально-культурной «средой», остро реагируя на все ее колебания и трансформации. При этом оба интересуются всем на свете и обо всем высказываются – от живописи до геополитики, от социологии до писательской техники».

Даётся подробный сравнительный анализ романов Эренбурга и Быкова, сопоставляются их поэтика. Главная же тема, выбранная М. Амусиным в связи с этими двумя яркими личностями, – отношение обоих писателей к эпохе, одной и той же эпохе, – к «советской цивилизации». Эренбург жил в те годы, значит, он – непосредственный свидетель и участник событий, которые описывает. Его отношение со временем меняется, не в сторону симпатий к существующему порядку.

Быков в своих произведениях по большей части описывает именно ту эпоху.

Интересен вывод, который делает Марк Амусин по части романов Быкова: «Главная проблема, однако, в том, что эта действительность воссоздается и оценивается (главными героями и автором) в перспективе наших сегодняшних представлений. Быков «подтягивает» историческую реальность к моделям восприятия современного читателя, а не приближает его, читателя, к смыслам, надеждам, иллюзиям и пафосу времени. Автор знает, чем все кончилось (а кончилось плохо, спору нет), и побуждает нас смотреть на события и людей той эпохи сквозь призму этого своего «постзнания», то есть только извне. Но при этом получается, что многие суждения персонажей романа о положении в стране и мире анахронистичны, не соответствуют чувству жизни людей, находившихся в той исторической ситуации».

При этом Дмитрий Быков пишет не только о советском прошлом, но и о современности.

Если Эренбург так или иначе был вынужден приспосабливаться и служить действующей власти (как бы он ко всему ни относился), своим временам, то «Быкова нынешняя российская реальность категорически не устраивает», и он этого не скрывает.

Очевидно, что эпохи разные, разные времена. Эренбурга «время взяло-таки в оборот (...) обтесало...». Быков волен занимать ту позицию и выражать то отношение, которое выбрал и сформировал для себя.

В подразделе «Искусство чтения» размещён обзор поэтического альманаха «Паровозъ» (издание Союза российских писателей) – Дмитрий Пэн, статья «Дым столбом кипит, дымится...».

Девятый номер поэтического альманаха – навигатора Союза российских писателей посвящён «петербургской поэтике», поэзии, созданной в Санкт-Петербурге.

Автор обзора отмечает интересный факт: Алексей Пурин в своей вступительной заметке «Петербургский контекст» ««петербургской» именует «всю без исключения» русскую силлабо-тоническую поэзию от времен од Ломоносова (1739) до наших дней».

В итоговом разделе альманаха представлены две литературоведческие статьи – Владимира Вейдле (1895–1979) и современного критика Андрея Арьева.

Вейдле пишет в основном об акмеизме в противопоставлении с футуризмом. Хранителями «петербургской поэтики» Вейдле «назначает» Осипа Мандельштама, Анну Ахматову и Иосифа Бродского.

Андрей Арьев опубликовал эссе «о царскосельской традиции от Александра Пушкина до Александра Кушнера».

В альманахе представлена поэзия 75 современных авторов.

В подразделе «Книжный остров» представлена постоянная авторская рубрика Елены Зиновьевой «Без заголовка» – рецензии на книги современных авторов.

Среди них – два отзыва на книги московского издательства «Фонд СЭИП». Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ проводит ежегодный Форум молодых писателей России и зарубежья, организует Школу писательского мастерства, Семинар молодых писателей, пишущих для детей и издаёт книги молодых талантливых авторов.

Представлены рецензии на книгу рассказов Дениса Кожева «Хроника просвечивающего человека» (2019) и на роман-утопию Бориса Пономарёва «Красный мак (Плюсквамфутурум)» (2019).Также Елена Зиновьева рецензирует книги Юлии Андреевой «Николай Некрасов. Путь славный, имя громкое» (СПб.: Северо-Запад, 2020); Михаила Овсеенко «О советском присутствии в Афганистане. 1979—1989»: Статьи. СПб.: Переплетный Центр, 2020; Светланы Арро «Русские тайны немецкого Висбадена», СПб.: Алетейя, 2020.

Обращает на себя внимание обзор книги, посвящённой жизни и творческой судьбе Николая Некрасова. Е. Зиновьева отмечает, что «изнанка жизни великого поэта-классика в советское время затушевывалась. В своем беллетризованном варианте биографии Некрасова Юлия Андреева показывает человека, который много грешил, а еще больше сделал доброго, светлого, полезного».

Ю. Андреева прослеживает путь поэта в большую литературу. Н. А. Некрасов формируется как поэт, редактор и издатель. Его окружают многие люди, некоторые знакомства становятся знаковыми, решающими в судьбе – например, с В. Г. Белинским и супругами Панаевыми.

Некрасов оказывает покровительство начинающим литераторам Добролюбову и Чернышевскому и при этом идёт на острый конфликт с литераторами именитыми.

Велик вклад Некрасова в издательское, журнальное дело в России. Именно он повысил гонорары авторам и редакторам «Современника», и вслед за ним это пришлось сделать другим журналам. Организовал Литфонд – для поддержки молодых и пожилых литераторов.

Но, в первую очередь, Некрасов – большой поэт. Велик его вклад в развитие русской литературы: он обогатил литературный язык за счёт народной речи и фразеологизмов, за счёт «сленга» своего времени.

Все книги для обзора предоставлены Санкт-Петербургской книжной лавкой писателей.

В разделе «Пилигрим» представлено продолжение очерка Архимандрита Августина (Д. Е. Никитина) «Россия и Запад. Об отношении Православной церкви к инославным вероисповеданиям».

Работа печатается в журнале «Нева» с 2020 года.

Часть 11, представленная в этом номере, называется «Св. Франциск Ассизский и преп. Серафим Саровский».

Этой части предпослан эпиграф Отца Павла Флоренского: «Образы Франциска Ассизского, Серафима Саровского или Амвросия Оптинского достаточно намекают, что такое человек высшего типа, что такое «Ангел во плоти».

Архимандрит Августин (в миру – Дмитрий Евгеньевич Никитин) окончил физический факультет ЛГУ. В 1973 году принял монашеский постриг с именем Августин. Преподаватель, доцент Санкт-Петербургской духовной академии.

«Все попытки сближения или диалога между православными и инославными, предпринимавшиеся в России на протяжении нескольких столетий, были обусловлены социально-политическими факторами. Именно это обстоятельство препятствовало обеим сторонам достигнуть полного единства в вере. Как писал Ф. М. Достоевский, «все то, чего желают в Европе, все это давно уже есть в России, по крайней мере, в зародыше и в возможности, и даже составляет сущность ее в том виде, в каком и должны эти идеи всемирного человеческого обновления явиться: в виде Божеской правды, в виде Христовой истины, которая когда-нибудь да осуществится же на земле и которая всецело сохраняется в Православии».

К этому сводится суть многочисленных исследований известного богослова и церковного историка, в том числе, работа, которая в 2020-2021 годы печатается в журнале «Нева».

***

В февральском номере «Невы» представлены разная проза и разная поэзия.

Представлены разные подходы в критике, литературоведении, истории литературы. Есть социально-философский материал и фрагмент фундаментального богословского труда.

Традиция так же тесно перемешалась с новаторством в литературе в целом, как в поэзии русская традиция, силлабо-тоника вынужденно приняла в компанию самый разный авангардный стих, – и, кажется, в итоге от этого выиграли все.

Трудно выделить в номере журнала одно-два лучших прозаических произведения или подборки стихов, да и не стоит этого делать, по-моему. Журнал задуман составителями так, чтобы читать его от корки до корки, все 254 страницы. Разумеется, имея полное право пропустить то, что совсем не идёт и не отзывается – по личному читательскому ощущению.

Слегка перефразируя название статьи М. Амусина «Двух голосов перекличка», вошедший в этот номер журнала, получим название данного обзора – «Многих голосов перекличка».


ЧИТАТЬ ЖУРНАЛ


Pechorin.net приглашает редакции обозреваемых журналов и героев обзоров (авторов стихов, прозы, публицистики) к дискуссии. Если вы хотите поблагодарить критиков, вступить в спор или иным способом прокомментировать обзор, присылайте свои письма нам на почту: info@pechorin.net, и мы дополним обзоры.

Хотите стать автором обзоров проекта «Русский академический журнал»? Предложите проекту сотрудничество, прислав биографию и ссылки на свои статьи на почту: info@pechorin.net.


 

Великанова Юлия

Родилась в Москве в 1977 году. Окончила ВГИК (экономический факультет), ВЛК (семинар поэзии) и Курсы литературного мастерства (проза) при Литинституте им. А.М. Горького. Поэт, редактор, публицист. Член Московской городской организации Союза писателей России. Автор сборника стихотворений «Луне растущей нелегко...» (2016). Соавтор сборника стихов «Сердце к сердцу. Букет трилистников» (с А. Спиридоновой и В. Цылёвым) (2018). Организатор литературно-музыкальных вечеров. Участница поэтической группы «Тихие лирики начала НЕтихого века» и поэтического дуэта «ВерБа».