"

Об издании:

«Бельские просторы» - издаваемый в Башкортостане ежемесячный иллюстрированный литературно-художественный журнал на русском языке, который активно участвует в общероссийском литературном процессе. Журнал издаётся с 1998 года. Тираж: 850 экземпляров; объем: 208 страниц, 16 авторских листов; авторам выплачивается гонорар. Журнал был основан по инициативе писателей Республики Башкортостан. Одной из главных целей при создании журнала являлась публикация переведенных на русский язык произведений литераторов многонациональной Республики Башкортостан, пишущих на родных языках, а также издание произведений русских и русскоязычных поэтов, писателей и журналистов, живущих в Башкортостане. «Бельские просторы» публикуют прозу, стихи, публицистику как башкирских, так и всероссийских авторов, но относительную известность журналу принесла его критика. Авторами журнала являются: Кирилл Анкудинов, Сергей Беляков, Юрий Буйда, Галина Врублевская, Олег Ермаков, Камиль Зиганшин, Александр Карасёв, Марат Каримов, Олег Лукошин, Игорь Савельев, Герман Садулаев, Елена Сафронова, Айдар Хусаинов, Лев Усыскин и другие. Главный редактор: Горюхин Юрий Александрович

Редакция:

Главный редактор - Горюхин Юрий АлександровичЗам. гл. редактора: Чураева Светлана Рустэмовна. Ответственный секретарь: Семенюк Татьяна Викторовна. Подробнее об издании.

Обзор номера:

И жизнь своею истиной безгласной течёт, не иссякая, сквозь людей[1]

(о журнале «Бельские просторы» № 1, 2022)

Январский номер журнала «Бельские просторы» переносит читателя в прошлое: кинокадры детских воспоминаний, через сон путешествие во времени (а как ещё вернуться в город детства?), реконструкция исторических событий в попытке понять пути развития родины. Последнему уделили внимание разные авторы, и судьба страны – центральная тема номера. Кроме того, затронуты отношения человека и природы.

Номер открывают стихотворения Яны Савицкой, сотканные из тёплых детских воспоминаний. Подобно кинокадрам перед взором читателя живо предстают маленькие и, казалось бы, незначительные детали, из которых сплетено полотно жизни. Простые и незамысловатые вещи (даже описание мытья в бане) заключают в себе безграничный космос. Закрой глаза и слушай. Стихи – это память. Вещи – вдохновение памяти.

Вещь остаётся там, где её положат,
и моя рука
перекладывает то, что, может,
нёс другой,
что теперь останется

с памятью обо мне, обо всех, кто до.

Продолжает тему памяти Алексей Лисняк в подборке «Месяц над Белой». Рассказ «Наше наследство» описывает один дикий обычай. Для покойника пекут блин, который мало того, что кладут на лицо умершего, а затем сорок дней держат под иконами (пусть и мажут его щедро маслом, чтобы не засох, но представьте, что с ним будет за столько-то дней!), так на поминках старший должен этот блин вместо покойника съесть. Много удовольствия! Но цель, конечно, не рассказать анекдот, а показать двоемирие: с одной стороны – суета за поминальным столом, с другой – глубокие размышления о посмертном пути души. Сочетая бытовое и духовное, автор критикует деревенские нравы, и, подчёркивая контраст просвещённого взгляда и дремучих заблуждений, обнажает проблему социального расслоения народа.

Ироничен рассказ «Предприниматели», герой которого все события оценивает через возможность заработать денег и в итоге попадает впросак. Тему жадности и двойных стандартов, справедливости и ответственности автор поднимает в не менее ироничном рассказе «На страже». Критический взгляд на морально-нравственные убеждения человека – яркая черта творческого стиля Алексея Лисняка.

Поэтическая подборка Нины Ягодинцевой «Полыхала метель...» интригует с названия. Уподобление метели обжигающему и буйному огню. Холодное пламя. Поэт смело и точно находит сильные образы.

И первый снег – куда ему теперь
Идти по тишине невыразимой
Через свои бесчисленные зимы –

И молча одиночество терпеть?

Свои бесчисленные зимы! И уточнение «свои» только усиливает ощущение одиночества. Огромна поэтическая мощь стихотворения «Храня несокрушимый Образ Твой», в котором соединены трепет души перед творением Господа, огромная любовь и мудрость. Это стихотворение хочется процитировать полностью:

Храня несокрушимый Образ Твой,
Душа живёт с такой нездешней силой,
Но замирает – Господи, помилуй! –
Над этой жизнью, грубой и простой.
Вот мусор у цветущего куста,
Пакеты, стёкла, банки из-под пива,
А пьяный улыбается счастливо
И говорит: «Какая красота!»
Вот одуванчик сорван и измят,
Вот беспризорный воробьиный слёток,
Вот полон слёз, но бесконечно кроток
Усталый и прекрасный женский взгляд...
Жестокий век вот-вот сорвёт печать –
И выпустит на волю ужас бездны,
И кажется, наивно бесполезно
Грядущему грядущим отвечать...
Но всё, что беспечально снизошло,
Твоей безмерной милостью отмечено,
Когда-то было сумрачно и вечно,
А станет и мгновенно, и светло.
И так восходит солнце каждый день,
И одуванчик сорванный не гаснет,
И жизнь своею истиной безгласной

Течёт, не иссякая, сквозь людей.

Интервью с Ниной Ягодинцевой опубликовано в статье Юрия Татаренко «Человек в масштабе Мироздания». Поэт делится мыслями о современной литературе, о переводах поэзии, о собственном творчестве и, конечно, отвечает на сокровенный вопрос: какие стихи настоящие:

«Стихи всегда аккумулятор эмоциональной энергии, этот заряд ощущается физически. Чем мощнее стихотворение, тем сильнее оно заряжает жизнью, и неважно, какая у него тональность – лирическая или трагическая...».

Утверждение справедливо и относительно стихов самой Ягодинцевой.

Лирическое настроение подхватывает Юрий Лунин в рассказе «Невидимый Ярославль». Герой повести одинок и потерян, реальный мир кажется ему пресным. Бежать? Куда? В фантазию, во внутренний мир, в вымышленный город Ярославль, в чудесную башенку на улице Пушкина. В мире грёз герой встречает идеальную девушку. Только ему нечего ей предложить. Оказывается, фантазия-то у него есть, а вот внутренний мир не так богат. Жизнь в вымышленном городе оказывается такой же одинокой и чужой, как и в реальном городе. От себя-то не убежишь. Побег в невидимый Ярославль – это акт самопознания, необходимый, чтобы найти опору и вернуться в реальный мир, увидеть настоящих людей, реализовать богатство души в земном мире и, наконец, обрести счастье.

Поэтическая подборка Светланы Чураевой «Акростих для любимой» посвящена дочери. Немного грустно. Какая же любовь без лёгкого прикосновения смерти? Но экзистенциальные мотивы лишь подчёркивают красоту и богатство мира, который видит поэт. Находит автор и свежие образы. Так, например, человек сравнивается с кораблем, который бороздит просторы:

Пожалуй, только и осталось –
о риф сдирая с брюха дрянь,
расправить онемевший парус,

уйти в открытый океан.

И как это точно! Риф – все препятствия, все сомнения, весь груз прошлого, который нужно отринуть, чтобы душой воскреснуть и уйти в большой и прекрасный мир.

Ещё один вариант путешествия в несуществующий город представлен в повести Рустема Вахитова «Город детства». Заснув в поезде и переместившись в прошлое на тридцать лет, герой попадает в Уфу времён угасания Советского Союза. Город детства неожиданно предстаёт чужим и негостеприимным:

«А если у тебя американские сигареты, итальянские джинсы и футуристический паспорт, то у тебя два пути – или в тюрьму, или в психушку. Или сначала в тюрьму, а потом в психушку. А потом, возможно, снова в тюрьму. Как бы то ни было, перспектива безрадостная».

Большое внимание уделено дискуссии героя с местными диссидентами. Разговор всё тот же, вечный. О либерализме, о развале Союза, о том, почему всё вышло не так, как мечталось и планировалось. Можно ли что-то исправить, чтобы отменить беспросветное будущее?

«Я о том, что кроме вас есть миллионы, десятки миллионов простых людей. Которым ваши либеральные свободы до лампочки. Они не пишут статей и книг, не снимают спектаклей и фильмов, не читают лекции. Они варят сталь, работают за станками, чертят чертежи новых машин, воспитывают детей. И они хотят, чтобы их дети жили хорошо, чтоб у них были светлые и тёплые квартиры, чтобы они получили образование. И у многих из них вы это отберёте! У большинства! Цена вашей возможности безнаказанно поболтать и поругать правительство – изломанные жизни и судьбы, невоплощенные мечты, страх перед будущим... Не все, что вам говорят в программе «Время» про капитализм, неправда!».

Рассказ полон боли и переживаний за судьбу родной страны и народа. Впрочем, изменить прошлое невозможно. Сон обрывается, и в финале герой задаётся уже вопросом не социально-политическим, а экзистенциальным: «Что ж, в городе детства нельзя побывать дважды. А если б и можно было – что бы изменилось?». Герой рассказа доказывает, что ничего не изменилось бы.

Поможет ли бесконечное переосмысление прошлого как-то скорректировать наше настоящее и привести страну к светлому будущему? Погрузившись в анализ прошлого, не провороним ли мы собственно жизнь? Но человек не может не оглядываться.

От политики к лирике читателя возвращает Андрей Расторгуев и его поэтическая подборка «Утешение на год». Жизнь быстротечна: «часы, как счётчик Гейгера, стучат, / частицы жизни малые итожа». Обладает автор и талантом сочетать разные настроения. В прекрасном образе города на реке чувствуется и сказочное, и экзистенциальное:

На семи мостах через Исеть
город умудряется висеть –
словно две береговых горы
вытряхают пыльные ковры.
Или как извилистая ось
ниточка продёрнута насквозь,
а игла затеряна в степи,
так что не увиливай – терпи.
Или все летучие года
плоть его – текучая вода,
да неотменяемо жесток

выложенный камнем водосток.

Грустный и очень жизненный рассказ о пустоте и несправедливости написала Алла Докучаева. «Адам и Ева». История любви. Впрочем, любви ли? Ведь за Адамом Ева «привыкла тянуться, как ниточка за иголкой». В рассказе показана женская судьба: неустроенность быта, общежитие, ребёнок, выпадение из жизни общественной – и вот между мужем и женой всё меньше точек соприкосновения, ниточка уже не поспевает за иголочкой. Виновато ли в этом само устройство жизни? Простая человеческая жизнь становится трагедией.

Ольга Полянина, поэтическая подборка «Времена хрустят в суставах». Время идёт, молодость проходит, зрелость, старость, а память о прожитой жизни остаётся как хруст в суставах. Тело человека не только напоминание о прожитых временах, но и их хранилище. Лирический герой не откладывает жизнь, живёт здесь и сейчас:

Донашиваю сердце и пальто,

Не берегу для лучшего, для лучших.

Всеволод Глуховцев представляет отрывок исторического романа «Тридевять небес», в основу которого положена интерпретация и реконструкция жизни русского и советского психолога Сабины Николаевны Шпильрейн (1885–1942). Роман получается с привкусом шпионского детектива и исторической мистификации. Но это серьёзный текст, в котором автор стремится осмыслить отдельно взятый кусочек истории, а через него найти объяснения некоторым более поздним событиями, восстановить причинно-следственные связи. Видимо, будет в романе и критическая нотка о власти, которая ищет способ влиять и управлять людьми. Впрочем, неужели были времена́, когда власть не искала такой возможности?

Название поэтической подборки Загита Мурсиева «Василёк в асфальте» говорит о хрупком даре жизни и красоты, который как василёк пробивается из плотной тьмы вопреки всему. С другой стороны, «но лугу здесь больше не быть никогда: / В асфальте застыл василёк». Жизнь и красота часто проигрывают суровым испытаниям и равнодушию, искренность и честность ценятся не всегда. Впрочем, надежда даёт силы.

Как псу, хвостом мне не вилять –
Ну как такого полюбить?
За честность многие, видать,
Мечтают голову срубить.
И все же я не ядовит
И в осень вёсны берегу...
Надежда – панцирь верный, щит
От стрел измен, мечей обид –

Стена незримая врагу.

Виктор Хрулёв в статье «А.П. Чехов: увлечения молодости» рассматривает творчество писателя как отголосок внутренних любовных переживаний. Он отмечает, что в рассказах Чехова видна жажда любви и острая потребность в этом чувстве. «Любовь как преодоление одиночества и своей ненужности, как обретение смысла жизни становится спасательной для мужчины». Любовь – это поэзия, но, увы, идеальное, часто не выдерживает столкновения с реальностью. Так неудачей и разрывом закончилась первая попытка женитьбы Чехова, оставившая глубокую рану в сердце писателя, которую он скрывал за насмешками и бравадой.

В рубрике «Галерея» помещены репродукции Григория Загвоздкина. Его небольшие сюжеты о гармонии природы излучают тишину и умиротворение и станут отдушиной для городского зрителя, истосковавшегося по красоте просторов.

Гульнур Каскинова в статье «Образ природы в трилогии Гульнур Якуповой «Женщины»» рассматривает, как образы природы, вплетенные в ткань повествования, могут раскрывать движения души, мечты и судьбу героя, при этом делая пространство романа более объёмным и глубоким, выводя историю на другой, философский уровень. Рецензент заканчивает статью мыслью: «Трилогия «Женщины» – это признание в любви к Матери-Природе!».

Увы, в современном мире человек, особенно горожанин, забывает тесную связь с природой. Но об этом напоминает Розалия Вахитова в статье «О чём говорит «Жёсткая вода»». В конце 2020 года в Уфе прошла выставка «Жёсткая вода», где были представлены работы двух художниц: Марселины Цеджиньской и Дагмары Скварской. Работы Марселины протестуют против жестокого обращения с животными. Птица – символ мечты. Но разве в действительности человек, постоянно уничтожая различные экосистемы, заботится о птицах как о своей мечте? Есть в отношении человека к природе что-то двуличное и бездушное. В интервью Марселина говорит: «Я считаю, что христианство с самого начала создавало моральные доктрины, сконцентрированные на высшем благе человека. Они признают три типа грехов: против Бога, против себя и против ближнего. Животные остались за рамками этой этики». Нынешнее время требует новой этики.

Историко-патриотическая тематика реализована в статье «Памятуйте о фамилии Базилевских!». Роман Mарр рассказывает о семье уфимских предпринимателей (вот настоящие предприниматели в противовес героям рассказа Алексея Лисняка). Герой статьи меценат и золотопромышленник Иван Фёдорович Базилевский много сделал для поддержания национального культурного наследия. Благодаря его усилиям в Уфе был создан краеведческий музей, построен театр, а талантливая молодёжь всегда могла рассчитывать на его поддержку. Яркий пример – всемирно известная пианистка Вера Викторовна Тиманова.

Иван Фёдорович Базилевский – истинный патриот, который думал не о личном обогащении, а о развитии экономики и культуры родной страны. И, безусловно, это та личность, на которую должно равняться.

Патриотическая тема продолжена публикацией материала «О визите императора Николая II в Уфимскую губернию». В отрывке из адрес-календаря дано описание маршрута императора и рассказано о приготовлениях ко встрече. Особый интерес представляют фотографии, на которых запечатлены драгоценные моменты.

В лирическом эссе «Вспоминая прошлое...» Рия Романченко рассказывает о матери, вспоминает песни, которые пела мать, ведь с песни начинается и детство, и родина. Жизнь у матери Рии была тяжелая: её семью раскулачили и отправили на поселение в суровые и неприветливые места, где зимой приходилось голодать, а ведь выполнить норму было невозможно. И ведь люди выживали! И непросто выживали, а растили детей и передавали им любовь!

Статья Азалии Балгазиной «Казнить нельзя помиловать» посвящена известному театральному режиссёру Искандеру Сакаеву и его переосмыслению «Капитанской дочки». Жанр спектакля определен как «дознание».

Раиф Амиров в публикации «За ширмой демократии» обозревает драму «У свободы есть границы», поставленную Уфимским татарским государственным театром «Нур». Тема спектакля перекликается с повестью Рустема Вахитова «Город детства»: судьба страны после развала СССР. Почему демократия, к которой мы так рвались (а к ней ли мы рвались?) себя не оправдала? «И шире – что же случилось со страной и почему мы до сих пор не определимся, куда движемся, что за будущее строим?». Надо ли разобраться с прошлым, чтобы понять, куда мы движемся, найти начало движения, чтобы понять суть движения? Беда ли в жажде личной наживы (вспомним рассказ Алексея Лисняка) или в нехватке таких героев, как Иван Фёдорович Базилевский? На эти вопросы каждому читателю предстоит ответить самостоятельно. Принять на себя личную ответственность за судьбу страны и сделать всё возможное для лучшего будущего.

Леонид Соколов в статье «Уникальный труд» рассказывает о потрясающей книге Рафаила Наримановича Зинурова, писателя, журналиста и художника. Трёхтомное сочинение «Армения – путь тысячелетий» написано в форме ныне почти забытых восточных рубаи. Это не самая лёгкая форма, и в ней поэту мастерски удалось полно и верно отразить трехтысячелетнюю историю страны! Вероятно, это одно из самых необычных и значимых изданий за последнее время.

Рубрика «Литература. Культура. Имена» рассказывает о юбилеях мировых и башкирских деятелей культуры.

Завершается номер чудесным приложением «Классный журнал», где опубликованы стихи Гульназ Кутуевой для детей и произведения юных писателей, посвященные любимому празднику. Новогодняя сказка Элины Ермаковой о волшебном посохе Деда Мороза, о дружбе и доброте, рассказ Арины Цвериной, юная героиня которого очень хотела сделать подарок родителям, ведь им-то Дед Мороз обычно ничего не приносит! И задорное стихотворение Ксении Сидоровой.

А напоследок всех желающих ждёт кроссворд, который будет интересно разгадать и взрослым, и детям.

Журнал «Бельские просторы» – журнал патриотический, воспитывающий не только во взрослых, но и в юных читателях любовь к отечеству.


[1] Название обзору дано по цитате из стихотворения Нины Ягодинцевой, одного из авторов номера.


ЧИТАТЬ ЖУРНАЛ


Pechorin.net приглашает редакции обозреваемых журналов и героев обзоров (авторов стихов, прозы, публицистики) к дискуссии. Если вы хотите поблагодарить критиков, вступить в спор или иным способом прокомментировать обзор, присылайте свои письма нам на почту: info@pechorin.net, и мы дополним обзоры.

Хотите стать автором обзоров проекта «Русский академический журнал»? Предложите проекту сотрудничество, прислав биографию и ссылки на свои статьи на почту: info@pechorin.net.

Леднева Дарья

Прозаик. Живёт в Москве. Пишет мистику, сказочную фантастику и лирическую прозу. Изучает русскую литературу XX века в аспирантуре Литературного института им. А. М. Горького.