"
Кравченко Марина 21.12.2021 6 мин. чтения
В ростовском круге Александра Солженицына

Александр Исаевич Солженицын (1918-2008) – выдающийся русский писатель, публицист, диссидент. Являлся членом Российской Академии наук, лауреат Нобелевской премии по литературе (1970). Его перу принадлежат такие всемирно известные произведения, как «Архипелаг ГУЛАГ», «Красное колесо», «В круге первом». Система философско-эстетических взглядов Солженицына отличается антитоталитаризмом, общественно-политической направленностью.


Сегодня каждому просвещенному человеку известно имя Александра Солженицына. Но не все знают, что детство и юность, становление личности и таланта выдающегося писателя, известного правозащитника, Нобелевского лауреата напрямую связаны с Ростовом-на-Дону.

В донской столице и поныне сохранились старые дома, помнящие Александра Исаевича, живут люди, лично знавшие его.

Но обо всем по порядку.

Если посмотреть на карту исторического центра Ростова-на-Дону, становится ясно: расположение солженицынских топонимов представляет собой круг. Попробуем совершить по нему экскурсию.

И начнем с тихого переулка Халтуринского. Здесь до сих пор стоит дом № 48, где с 1924 по 1934 годы занимали две крохотные комнатки маленький Саша с матерью. Дом этот и сейчас выглядит малоприглядным. А тогда, столетие назад... Теснота, сумрачность, печное отопление, удобства во дворе... Наверное, особенно страдала в этом убогом жилище родительница будущего писателя. Ведь Таисия Захаровна Щербак знавала совсем другую жизнь. Дочь крупного землевладельца, она окончила с золотой медалью лучшую ростовскую гимназию, затем училась в Москве. Повезло и с мужем, Исаакием Солженицыным. (Известно, что отчество Исаевич появилось у Александра из-за милицейской ошибки, когда он получал свой первый паспорт в Ростове-на-Дону в 1934 году).

Красавец-интеллектуал Исаакий Солженицын успешно обучался в столичном университете, увлекался модными передовыми идеями. Однако недолго судьба была милостива к молодой женщине. Революционные вихри безжалостно разметали благосостояние ее семьи. А молодой муж погиб в результате несчастного случая на охоте за несколько месяцев до рождения сына. Таисия Щербак без средств существования и без поддержки бежала вместе с ребенком из родного Кисловодска в поисках лучшей доли в Ростов. И это было неслучайно. Уже в те годы Ростов считался крупнейшим культурным, промышленным центром юга России, здесь легче было устроиться. Но обстоятельства складывались далеко не благоприятно. Таисия Захаровна долго не могла найти работу. А когда поступала на службу, надолго не задерживалась: коллеги, узнав, что она «из бывших», неизменно подвергали молодую женщину придиркам и издевательствам. Очень часто Таисии Захаровне приходилось перебиваться случайными заработками: перепечатывать документы, давать частные уроки.

Бесспорно, единственным, что скрашивало безысходность нищенского существования матери и сына, были книги. К десяти годам Саша прочитал «Войну и мир» Л. Толстого, многое из Лермонтова, Джека Лондона, Некрасова, Диккенса. Тогда же впервые начал сочинять сам. «В девять лет я твёрдо решил, что буду писателем», – вспоминал Александр Исаевич.

Может быть, природное богатое воображение, подпитанное книжными историями, и породило в душе юного Саши трепетный ужас перед зловещим монстром, что возвышался неподалеку от его дома. На углу переулка Халтуринского и центральной улицы имени Энгельса (ныне – Большая Садовая) располагалось окутанное дурной славой жёлто-коричневое четырёхэтажное здание ОГПУ. По пути в школу будущий автор «Архипелага ГУЛАГ» мог наблюдать мрачных истуканов-часовых на входе, у массивных дубовых дверей, а у задней стены двора – нескончаемые очереди женщин к окошку для приема тюремных передач... А однажды впечатлительный мальчик был буквально потрясен историей, передаваемой в городе шепотом и с опаскою. Говорили, что как-то из окна ростовской Лубянки прямо на глазах у прохожих выбросился человек... Этот эпизод, ставший жуткой городской легендой, настолько поразил сознание юного Солженицына, что спустя годы пребывая на допросе в столице нашей Родины, он испытывал некую «манию окна»: «...меня иногда очень подмывало выпрыгнуть, – чтоб хоть смертью своей сверкнуть по Москве, размозжиться с пятого этажа о мостовую, как в моём детстве мой неизвестный предшественник выпрыгнул в Ростове-на-Дону».

И все же неверно было бы думать, что детство Солженицына проходило под знаком гнетущей тревоги и безотчетного страха. Писатель впоследствии утверждал, что был обыкновенным советским школьником, увлеченным учебой, походами, театральным кружком, футболом. В нескольких переулках от дома, в самом сердце города, располагалась первая солженицынская альма-матер – общеобразовательная школа № 15. Сейчас здесь – экономический колледж. Кстати, в девяностые годы благодаря усилиям городских энтузиастов здесь была открыта мемориальная комната Солженицына, где можно было увидеть личные вещи писателя, различные артефакты. К сожалению, ныне этого маленького музея более не существует...

А неподалеку от школы находилась церковь Казанской Божьей Матери (на ее месте в настоящий момент – только памятная доска). Сюда Таисия Захаровна тайком ходила вместе с маленьким Сашей. Но в конце тридцатых храм был варварски разрушен воинствующими атеистами. Пытались уничтожить и веру, глубоко запрятанную в душе: долгое время юный Солженицын подвергался бойкоту в классе за то, что носил нательный крестик...

По мере взросления любознательному и одаренному Саше становилось тесно в прокрустовом ложе предсказуемости школьного общения и догматов учебных занятий. Он искал нового общения, ярких знакомств. И обрел все это в лице материных приятелей, проживающих в старинном доме на Среднем проспекте (ныне улица Соколова). Семья Владимира Ивановича Федоровского, талантливого ученого, остроумного эрудита, была известна всему просвещенному Ростову. Считалось за честь побывать в этом уютном гостеприимном доме. Самые талантливые, искрометные персоны собирались здесь. На всю жизнь запомнил Александр федоровские вечера. И, может быть, именно во время блистательных интеллектуальных споров, фееричных домашних спектаклей у будущего писателя возникло смутное и будоражащее предчувствие своего высокого предназначения...

В нескольких минутах от дома Федоровских раскинулась самая красивая городская улица, ростовский Арбат, – Пушкинская. Именно там, среди тенистых аллей и посетил юного Солженицына замысел большого прозаического произведения, посвященного первой мировой войне и революции. Уже в первые годы студенчества Александру удалось собрать в ростовских библиотеках доступную информацию и написать несколько глав грандиозной эпопеи, известной впоследствии всему миру как «Красное колесо»...

Если идти по Пушкинской на запад, то попадешь на улицу Горького, где находится один из корпусов Южного федерального университета. Во времена юности Солженицына это был физико-математический факультет Ростовского государственного университета.

Может возникнуть вопрос: а почему литературно одаренный юноша выбрал вовсе не гуманитарную стезю? Ответ прост: юный Александр искал яркого, дающего богатую пищу для ума общения. Именно это он мог найти на физико-математическом факультете, где в середине тридцатых годов прошлого века работали самые образованные и талантливые ростовские преподаватели. Многие – из элитного Варшавского императорского университета, эвакуированного в донскую столицу в годы первой мировой войны. Среди них был и всемирно известный математик и философ Дмитрий Дмитриевич Мордухай-Болтовской, чьими лекциями Солженицын не уставал восхищаться всю жизнь.

Для кого-то может показаться странным, но будущий диссидент и борец с тоталитаризмом был образцовым советским студентом: учился только на «отлично», получал сталинскую стипендию. Вообще, юный Солженицын слыл личностью разносторонней: легко осваивал иностранные языки, занимался сочинительством, увлекался туризмом (с друзьями-однокурсниками путешествовал на байдарке по Волге, совершал велопробеги по Донскому краю, Закавказью), пытался (правда, безуспешно) сдать экзамены в театральную школу работавшего тогда в Ростове легендарного режиссера Ю.А. Завадского.

От физико-математического факультета рукой подать до маленького домика в тихом переулке, где прошло детство Саши Солженицына.

Так замыкается солженицынский круг. Впрочем, он включает в себя и другие топонимы. Старинный дом на Большой Садовой, где жили приятели семьи Александра Исаевича, некие Архангородские, запечатленные им в «Августе четырнадцатого». Библиотеку «Тяжпрома» на одном из центральных городских проспектов (сегодня здесь супермаркет), завсегдатаем которой был Солженицын-студент. Старый обветшалый, давно готовый к сносу дом неподалеку от Пушкинской, где великий писатель проживал вместе с первой женой.

Именно по этому маршруту, вспоминая свою юность, водил многочисленных почитателей летом 1994 года вернувшийся из эмиграции Александр Исаевич.

Вместе с тем нельзя обойти вниманием и то, что понятие «ростовский круг Солженицына» имеет и еще одно значение.

Еще в студенческие годы вокруг Александра Солженицына сложился достаточно обширный ареал приятельских, дружеских взаимоотношений. О многих своих ростовских знакомствах Александр Исаевич всегда вспоминал с душевной теплотой. Некоторые из его ростовского дружеского круга и сами были людьми выдающимися. Это и известный в свое время на весь Советский Союз хирург Кирилл Симонян, и талантливый писатель, автор знаменитых «Алых погон» Борис Изюмский, и Заслуженный учитель школы России Эмилий Мазин. С последним Солженицына связывала особенно крепкая дружба.

В Ростове Солженицын встретил и свою юношескую любовь – Наталью Решетовскую, ставшую его первой женой. История взаимоотношений Александра и Натальи была непростой. С чувствами, гнувшимися и ломавшимися под натиском разлуки, войны, ссылки. С бесконечными ссорами и воссоединениями. С болезненным разрывом. С попыткой самоубийства Натальи. И все же для Натальи Алексеевны Солженицын навсегда оставался особым человеком: всю жизнь писала она о нем мемуары.

И в настоящее время в Ростове-на-Дону проживают люди, имевшие счастье общаться с великим человеком двадцатого столетия. Многие годы занимается подвижнической работой по сохранению солженицынского наследия председатель Ростовского отделения Всероссийского общества охраны памятников Александр Олегович Кожин. Он был одним из организаторов приезда Солженицына в Ростов в 1994 году, сотрудничал с Домом русского зарубежья им. А.И. Солженицына. Лично знала Александра Исаевича, вела некоторое время с ним деловую переписку краевед Ирина Павловна Гуржиева. А сейчас она осуществляет работу по популяризации имени и творчества писателя.

Александр Исаевич как-то сказал: «У меня очень много связано с каждым ростовским камнем...». Безусловно, это искреннее признание налагает ответственность на большой южный город, который обязан записать золотыми буквами в свои скрижали имя великого человека и увековечить его. Однако на деле все не так просто. Конечно, установлены мемориальные доски на школе и на здании Южного федерального университета, где учился писатель. К 100-летию Солженицына, в 2008 году в Ростове-на-Дону была открыта библиотека его имени и названа улица в новом микрорайоне. Вместе с тем, несмотря на предложения энтузиастов, вопросы о памятнике А.И. Солженицыну, о его музее до сих пор так и не решены положительно. Остается только надеяться, что когда-нибудь восторжествует правда историко-национальной памяти, и еще один замечательный русский город полноправно обретет своего «гения места».

#блог
Автор статьи:
Кравченко Марина. В 1996 году окончила филологический факультет Ростовского государственного университета. В настоящий момент работает в городе Ростове-на-Дону, в центральной городской библиотеке им. М. Горького, в должности заведующей организационно-методическим отделом. Имеет более 70 публикаций в профессиональных библиотечных изданиях: «Библиотечное дело», «Современная библиотека», «Библиополе», «Библиотека».
комментариев
Вам также может быть интересно
  • Ведические корни «Сказки о царе Салтане»

  • Книга Людмилы Вязмитиновой «Тексты в периодике. 1998 – 2015». Круглый стол. Часть II

  • Иерусалима много не бывает. О книге «Чертеж Ньютона» А. Иличевского

  • Книга Людмилы Вязмитиновой «Тексты в периодике. 1998–2015». Круглый стол. Часть I

  • Такой знакомый и неразгаданный Николай Некрасов

  • Пепел Клааса стучал в его сердце... Избранная переписка А. Кузнецова и Г.П. Струве (письма Кузнецова к Струве 1969-1971 годов)

Хотите стать автором Литературного проекта «Pechorin.Net»?
Тогда ознакомьтесь с нашими рубриками или предложите свою, и, возможно, скоро ваша статья появится на портале. Тексты принимаются по адресу: info@pechorin.net. Предварительно необходимо согласовать тему статьи по почте.

Хочу быть в курсе последних интересных новостей и событий!

Подписываясь на рассылку, вы даете свое согласие на обработку персональных данных, согласно политике конфиденциальности.