"
Зайцева Ульяна 06.05.2021 7 мин. чтения
Путеводитель по классике: «Приключения Алисы в стране чудес» – по-прежнему для еретиков, мечтателей и бунтовщиков

(Ульяна Зайцева, перевод с английского фрагментов статьи: Dr Jamie Q Roberts, The Conversation, Feb. 16, 2021)


Путеводитель по классике: «Приключения Алисы в стране чудес» – по-прежнему для еретиков, мечтателей и бунтовщиков.

Д-р Джейми Кью Робертс пытается разгадать феномен непреходящего интереса к этому произведению Льюиса Кэрролла у представителей всех жанров искусства и у простых читателей.


Алиса! Детскую сказку возьми

И нежной рукой отнеси

Туда, где сплетаются детства мечты

В Памяти причудливые ленты,

Как пилигрима увядшие венки из цветов,

Сорванных в полях далёкой страны.

Почему мы возвращаемся к «Приключениям Алисы в Стране чудес» (далее просто «Алисе»), – мы, как простые читатели, и мы, как общество в целом? Что делает «Алису», по словам литературного критика Гарольда Блума, «своего рода Священным Писанием для нас», подобным Шекспиру?

Ведь мы возвращаемся к «Алисе» вновь и вновь. С момента первой публикации повести Льюиса Кэрролла в Англии в 1865 году её постоянно переиздают, она переведена почти на 100 языков.

Существует множество экранизаций и других интерпретаций этого произведения. Но не только. Быстрый поиск в Google помогает обнаружить и много других творений, вдохновленных «Алисой», – от граффити до Дали: тату, музыка, видеоигры и лавки сувениров.

«Алиса» чрезвычайно привлекательна для массовой культуры; начало этому положил диснеевский фильм «Алиса в стране чудес» 1951 года (с тех пор и прижилось неточное название книги). Однако «Алиса» также стала культовой для многих субкультур, особенно – тёмной направленности. Можно познакомиться с «зомби-Алисой» и «готической Алисой» или посмотреть новый сериал на Netflix «Алиса в Пограничье», действие которого происходит в Токио (Алиса популярна в Японии).

Нанося удар по миру взрослых

Оригинальная история Кэрролла начинается с того, что скучающая семилетняя Алиса сидит на берегу реки со своей старшей сестрой. Алису не увлекает книга, которую та читает, потому что в ней нет картинок. Она засыпает и во сне следует за элегантным, но очень взвинченным кроликом через кроличью нору в Страну чудес.

В Стране чудес Алиса попадает из одной сюрреалистической ситуации в другую. Она вступает в словесные пикировки с чередой персонажей: Гусеницей, курящей кальян, Герцогиней, Безумным Шляпником, Чеширским котом и карточной Королевой Червей, отчаянно пытаясь с ними при этом подружиться.

Прекраснейшие диалоги Алисы с теми незабвенными персонажами влекут нас к книге снова и снова. Вспомнить хотя бы сцену чаепития у Безумного Шляпника:

«Тогда тебе следует сказать то, что имеешь в виду», – продолжал Мартовский Заяц.

«Я знаю, – поспешно ответила Алиса – По крайней мере... по крайней мере, я имею в виду то, что говорю. Это то же самое, вы знаете».

«Немного не то же самое! – возразил Шляпник – С таким же успехом можно сказать, что «Я вижу, что я ем» – это то же самое, что «Я ем то, что вижу»!»

«С тем же успехом можно сказать, – добавил Мартовский Заяц, – что «Мне нравится то, что я получаю» – это то же самое, что «Я получаю то, что мне нравится»!»

«С таким же успехом можно сказать, – добавил Соня, который, казалось, разговаривал во сне, – что «Я дышу, когда сплю» – это то же самое, что «Я сплю, когда дышу»!»

«Вот и в вашем случае то же самое», – сказал Шляпник.

Примечательно, что у многих персонажей, которых встречает Алиса, есть прототипы среди взрослых из реальной жизни героини. Они также ругают её, помыкают ею, читают ей нравоучения и заставляют декламировать стихи.

Превращение мира взрослых в безумное место и «возвеличение» точки зрения ребёнка также заставляют нас возвращаться к этой книге. Когда мы читаем «Алису», будучи уже не детьми, но взрослыми, мы восстаём против мира взрослых, к которому, по крайней мере, некоторые из нас так и не привыкли.

Чеширский кот произносит величайшее обвинение в адрес Страны чудес, читай, взрослого мира, когда говорит Алисе: «Мы все здесь сумасшедшие». Кот – единственный в книге, кто находит с Алисой общий язык. Заметьте, читатель: именно тот, кто умеет общаться с детьми, может увидеть мир таким, каков он есть – безумным!

Троллинг благочестия

Но не только подтрунивание над миром взрослых и дань уважения детству возвращают нас к «Алисе». В произведении прослеживаются аналогии между нашими культурными войнами и войнами образца 1860-х годов. Вместо нынешней политкорректности в англоязычном мире XIX века царило убивающее всякое веселье благочестие, то и дело навязываемое и детям, и взрослым с помощью поэзии.

Дэвиду Бейтсу, американскому поэту XIX века, приписывают теперь, к счастью, забытое стихотворение «Разговаривай нежно»: «Говори нежно с маленьким ребенком! Так непременно обретёшь его любовь. / Обучай его тихим и мягким голосом: / Это, увы, продлится недолго».

Великолепная пародия Кэрролла, которую в VI главе произносит нерадивая мать Герцогиня, звучит так:

Разговаривай грубо со своим сынишкой

И бей его, когда он чихает:

Ведь это только, чтоб тебя взбесить,

Он знает лучше, как тебя позлить.

Здесь и в других стихах «Алисы», таких как «Ты старый отец Уильям», Кэрролл троллит всех тех, кто под маской благочестия скрывает свою жажду власти. Подобно благочестивым, политкорректные больше озабочены собственным превосходством, чем добрыми делами.

Чтобы перекинуть мостик между нашими двумя временами, стоит процитировать недавнее выступление Стивена Фрая против политкорректности. Как будто Фрай даёт нам ключик пониманию «Алисы» и даже к самому Кэрроллу. «Я бы не назвал себя классическим либертарианцем, – говорит Фрай, – но я получаю истинное удовольствие от нарушения правил и инстинктивно не доверяю конформизму и традиционности. Прогресс двигают не проповедники и хранители нравственности, а... безумцы, отшельники, еретики, мечтатели, мятежники и скептики».

Мы вновь и вновь возвращаемся к «Приключениям Алисы в стране чудес», потому что, читая их, мы становимся еретиками, мечтателями и мятежниками, которые изменят мир.

Источник: The Conversation.

#Мода перевода
Автор статьи:
Зайцева Ульяна. Родилась в г. Коркино, Челябинской области. Окончила Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта (НИИЖТ), прошла профессиональную переподготовку по специальности «Преподаватель английского языка\Переводчик» в Челябинском педагогическом университете. Увлекается путешествиями, чтением, горными лыжами, йогой.
комментариев
Вам также может быть интересно
  • Ричард Чаркин: хроника цифровых войн в издательском деле

  • Почему при чтении печатных изданий мы запоминаем больше информации, чем при прослушивании аудио- и при просмотре видеоисточников

  • От гениального оригинала до удачного перевода. Роман Достоевского «Игрок»: «непричёсанный» перевод Александра Ницберга

  • Могут ли писатели-фантасты рассказать людям об экологических проблемах лучше, чем учёные?

  • Почему я использую предупреждения о шок-контенте?

  • Эволюция субкультур: гики, швабры и социопаты

Хотите стать автором Литературного проекта «Pechorin.Net»?
Тогда ознакомьтесь с нашими рубриками или предложите свою, и, возможно, скоро ваша статья появится на портале. Тексты принимаются по адресу: info@pechorin.net. Предварительно необходимо согласовать тему статьи по почте.

Хочу быть в курсе последних интересных новостей и событий!

Подписываясь на рассылку, вы даете свое согласие на обработку персональных данных, согласно политике конфиденциальности.