"
Барбаняга Екатерина 02.06.2021 25 мин. чтения
Онлайн-мастерская для детей «Талант: Литература» (курс 2.0-2021)

 Рецензии Екатерины Барбаняги на работы выпускников школы: Влады Небыковой, Софьи Алексеенко-Недышиловой, Вероники Тесля, Полины Ледневой

Подростковое творчество – это, без сомнения, отдельный вид литературы. Есть серьезная проза, поэзия, детская литература, то есть написанная для детей, есть публицистика и разнообразная жанровая литература. Как же оценивать и работать с тем, что пишут сами подростки? Куда включить их тексты? Давайте в нашем литературном мире выделим им особую нишу. Детские тексты имеют свою ценность. Не только для авторов, как определенный этап жизни и творческого роста, но и для взрослых читателей. Взгляд, которым человек смотрит на мир в детстве и младшей юности, с возрастом сильно замыливается. Частное становится общим, общее – частным. Не замечаются детали, теряется доверие к собственной интуиции, точность наблюдения за взаимоотношениями между людьми, за прямой: от причины к следствию. Детям удается еще непосредственно и ярко выразить свое видение внешнего и внутреннего мира. С моими учениками средней группы, которым от 10 до 14 лет, за 12 занятий курса «Талант: Литература» мы прошли путь от идеи до полного или частичного ее воплощения. Много уникального и точного осталось в тех рассуждениях, в заметках, в эмоциях, которые я наблюдала в течение наших занятий. Не все удалось воплотить в текстах, но удалось главное – сохранить авторский стиль, тонкий звонкий голос детской творческой индивидуальности.

Интервью с Екатериной Барбанягой.

Подробнее о школе «Талант: Литература».

Заказать рецензию Екатерине Барбаняге.


Владе 12 лет. При этом ее энергии, трудолюбию и творческой плодовитости может позавидовать любой взрослый. Один сюжет за другим, множество деталей, интригующие повороты, изобилие диалогов. Какой-то просто праздник слова, фейерверк. Самый опасный момент для автора, одаренного так богато, – самому заблудиться в такой прозе, запутаться в линиях, устать от пресыщения и забросить рукопись в дальний ящик.

Во время наших занятий я задала Владе одно непростое упражнение – развернуть историю в пяти предложениях. Вот что у нее вышло:

«Милана оделась и открыла дверь для выхода на улицу с ее бульдогом Рэмом. Но не успела она сделать и шага, как наткнулась на подарочную коробку. В коробке лежали всякие «сокровища»: пожеванные жвачки, обертки от конфет, пустые пластиковые бутылки. Сверху лежала записка: «Милке-пилке с самыми скверными чувствами. Анонимус.»

– Ну, Стёпка, я тебя прибью!» – в этой миниатюре Владин талант развернулся со всей широтой. Видны и оба героя, хотя один из них присутствует только заочно, и отношения между ними, и характеры обоих. Автором даже используется профессиональный ход – обман читательских ожиданий относительно подарочной коробки.

Рассказ «Печать» это история с детективным сюжетом, и автор отлично удерживает интригу, не давая читателю преждевременно ничего лишнего. Влада поразила меня своей настойчивостью в работе, внимательностью к моим советам. И вот ее история уже оставила за скобками все лишнее, обрела конструкт, сохранила для читателя самое ценное – историю и авторский стиль.

Печать
(отрывок)
Глава 1
 

Она пропала. Так же, как и ее родители. То, что тогда приходило за ней, завершило начатое. Я перегнулась через оконную раму и посмотрела на траву внизу. Она была примята, но через какое-то небольшое расстояние уже стала ровной. Значит, ее тащили, а потом... потом я не знаю, что с ней сделали, но она точно не касалась земли. А вот куда делись следы похитителя – это уже другой вопрос... Но, несомненно, ее надо спасти! Я все еще сжимала клочок салфетки, который двадцать минут назад дала мне девочка. «Она выбрала меня. Она знала, что спасти ее смогу только я, – прозвучала бредовая мысль в моей голове. – Другой вопрос...» Ах, одни вопросы!!! А как хорошо начинался этот день...

Я сижу в трапезной. На часах 8:15. Завтрак начался только 15 минут назад, но почти все уже доели. Большинство сидят кучками и о чем-то разговаривают.

А вот и Верка. Она как обычно проспала завтрак и чуть не опоздала. Верка была довольно серьезной и замкнутой девочкой. Но мне удалось с ней подружиться, и она оказалась очень хорошей подругой. Мы почти всегда были вместе и ходили парой. А еще Верка много чего знала.

Ее папа был ученым, а мама умерла при родах. Когда она родилась, ее папе было под 40. Отец-ученый проводил свои опыты в лаборатории на втором этаже их дома. Однажды, что-то, пошло не так, и произошел взрыв. Вера играла в куклы на первом этаже под кладовкой, куда ее отец складывал разные простыни, одеяла и другие не нужные мягкие ткани. Поэтому, когда произошел взрыв и пол обвалился, на Веру упала куча разного тряпья, и это спасло маленькую девочку. А отец Веры погиб. С тех пор она стала очень замкнутой в себе.

– Привет, соня!

– Я не соня! Меня зовут Вера! – с обычной надменностью ответила Вера, но все-таки села рядом со мной и слегка улыбнулась. – Ха, может я и соня, но зато ты жаворонок, да такой крикливый! Орешь на весь коридор, что пора вставать!

– Ну, а что мне еще делать? Ведь таких сонь как ты надо кому-то будить.

Мы рассмеялись.

Вера смеялась очень редко. Но зато как! Когда она смеялась, любому, кто видел ее, хотелось улыбнуться. Этот смех был очень заразительный. Но, к сожалению, рассмешить ее было нелегко.

– Кстати, сегодня наши обещали прийти. Помнишь?

– Ааааа... Настя и Алиса. Точно.

Алису и Настю забрали из детдома примерно год назад. Причем обеих почти одновременно. Сначала Алису, а через месяц и Настю. Но, в отличие от других детей, уходивших и потом зачастую не возвращавшихся, наши подруги не забыли о нас. И частенько, 2-3 раза в неделю нас навещали.

А вот как раз и они. В дверном проеме показалась рыженькая голова Алисы, которую видно издалека, и черное каре Насти. Они оглядели столовую и, приветливо улыбаясь, направились к нам. Девчонки подошли к нашему столику и сели за два свободных места.

– Слушай, а что ты сделала с волосами? – спросила вдруг меня Алиса.

– Да так... Волосы немножко отросли, да челку укоротила, – ответила я.

Алиса хотела было задать очередной вопрос, но тут ее на полуслове перебил возмущенный вскрик Насти.

– Эй!!!! Ты чего толкаешься?!!

За ее спиной стояла маленькая, лет шести, девочка и хмуро смотрела на Настю исподлобья. У девочки были темные длинные волосы, идеально уложенные и гладко начесанные, которые спускались чуть ниже ее колен и делали ее образ невероятно серьезным. А может, его делали таким черные задумчиво-хмурые глаза.

– Ой! Прости Глаш! Мы сейчас уже уходим, – негромко сказала я, подталкивая девочек к выходу.

Ничего не объясняя, я быстро увела их из столовой.

Мы приняли решение пойти в беседку. Она находится в глубине нашего сада под большим дубом и скрыта от посторонних кустами сирени. Рядом с ней – маленький прудик, в котором обычно плавают три хорошенькие уточки: Милена, Белка и Русалочка.

– Алена!!!! – Настя была в ярости. – Я не понимаю, с какой стати я должна уступать место какой-то нахалке, которую я даже не знаю?!! И она даже не извинилась за то, что толкнула меня!!!

– Настя, успокойся! Это девочка живет теперь в твоей комнате. И если бы ты знала ее историю, ты бы не стала на нее всех собак спускать!!!

Повисла напряженная пауза.

– Так что это за девочка? – спокойнее спросила Настя.

– Это Глаша.

– Ну это я уже поняла!!! – снова начала кипятиться Настя. – Давай по сути...

– Девочки, хватит ссориться! Так что это за Глаша? Рассказывай, – захлопала длинными рыжими ресницами Алиса.

– Эту девочку поселили, скажем так, в нашем детском доме всего лишь в прошлый вторник. Ее родители пропали при странных обстоятельствах ночью. Они жили в загородном доме в элитном поселке в коттедже. Соседи, живущие рядом с их домом, услышали пронзительный крик, который резко оборвался. Когда они зашли в дом, то увидели ужасный беспорядок! Дом был просто разнесен!!! Не было ни одной целой вещи! А родители Глаши пропали.

– А с Глашей-то что? – дрогнувшем голосом спросила Алиса.

– Ее нашли в очень странном положении. Стекло в окне было начисто выбито! А Глаша висела с наружной стороны окна, из последних сил цепляясь за оконную раму, как будто ее кто-то тянул с той стороны наружу...

– Так... Что же случилось? – Алиса разволновалась от услышанного, а Настя побледнела.

– А вот в этом и загвоздка. Соседи пытались расспросить Глашу, но девочка не могла вымолвить ни слова.

– Ну естественно! Ей же всего 6 лет!!! Если не меньше... Она, наверное, дико испугалась, – сказала Настя.

– Вот что самое странное... Соседи говорили, что Глаша была очень одаренным ребенком. Очень хорошо говорила, умела считать, более-менее писала и собиралась учить английский в этом году...

– То есть ты хочешь сказать, что она онемела от страха?.. – теперь и Настя разволновалась не на шутку.

– Да... с момента трагедии она ни разу не заговорила, – чуть-чуть подумав, сказала я.

– Очень странная и жуткая история... – Алиса теперь была бледнее смерти.

– Да уж... настоящий сюжет для ужастика! – сказала Настя.

– Вот и я о том же. Я боюсь представить, что видела Глаша, что могли сделать с ее родителями прямо у нее на глазах?!!

Каждый о чем-то задумался.

– Слушай, а может нам попробовать ее разговорить? – неуверенно предложила Алиса.

– Это будет проблематично.

– Почему?

– Ну, во-первых, она почти не выходит из комнаты, только в класс или в столовую. А во-вторых... если психологам не удалось ее разговорить, то я сомневаюсь, что у нас получится.

– Да это просто ужас!!! Почему она висела в таком странном положении на подоконнике, и кто ее тянул? Куда пропали ее родители, и что все это значит? – засыпала вопросами Алиса.

– Алис, мы знаем столько же, сколько и ты. Так что ответы на эти вопросы от нас ты не услышишь...

Опять все замолчали.

Словно гром среди ясного неба на телефоне у Алисы прогремел будильник, и мы, наскоро попрощавшись друг с другом, выбежали из сада.


Софья – единственная ученица в потоке, кто работает исключительно с поэтическим словом. В своем творчестве предпочитает философские темы, а ее личные симпатии на стороне поэзии Есенина и Лермонтова. Тихие мотивы грусти о чем-то вечном сменяются выбивающимся из этой «сетки» громким настоящим. На занятиях Соня поражала меня необычными и в то же время точными замечаниями. Например, при обсуждении темы «Лето» мы нарисовали себе картинку возвращения космонавта после долгого путешествия на землю. Как впервые слышит звуки: дождя или шелеста травы. Звуки, которых он не мог слышать в космосе. Он видит природу уже не сверху, а с земли. Первый день лета из космоса и первый день лета на Земле – разные картинки.

В своем учебном стихотворении Софья размышляет над самым важным вопросом на все века – о человеческом счастье. Идет от общего к частному, от вида «из космоса» к виду «с земли». И хотя начало привычно-риторическое, концовка очень личная. Нечасто можно встретить в стихах подобное: когда автор берет на себя личную ответственность за ответ на сложный риторический вопрос. Тем более, если автору 14 лет.

***

Что слово счастье означает?
И почему все люди мира
Мечтают, ждут, что заиграет
Их жизнь и ярко, и красиво?

Порой желаемое страстно
От человека убегает,
И часто потому несчастный
Чужое счастье примеряет.

Но в гонке суетливой жизни
Для многих пропадает правда:
И забывают: счастье – близко,
Ему совсем немного надо.

Кому-то счастье дарят знанья
И изучение наук.
Кому-то – просто наблюденья
За всем прекрасным, что вокруг.

Но если отыскать не смог ты
Такого счастья для себя,
Других людей мечты исполнить
Попробуй. – Так считаю я!


Веронике 10 лет, она живет в Луганске. Чаще всего Вероника не поспевает записывать сама за собой, поэтому ей помогает мама Аня, тоже литератор.

У этого маленького автора есть талант замечать незаметное. Во время одного из занятий Вероника, загадывая мне загадку об одном из ее домашних предметов, сказала: «А еще в него ставят банку с водой». Мне стоило больших трудов догадаться, что моя ученица имела в виду рояль. Потом я вспомнила, как у нас в школе тоже ставили внутрь рояля баночку с водой, чтобы не ссыхались деревянные детали. Я бы о таком сама не вспомнила.

Для ее учебного рассказа мы выбрали тему «страх», и как-то неожиданно сама тема привела автора к жанру «хоррор», в котором она раньше никогда не писала. Получился замечательный ужастик, в котором выдержана интонация подростковой истории. Герои говорят привычными для себя фразами, ситуации – естественны. Кроме, конечно, концовки. Автор остается верен выбранному жанру, и при этом заметьте – рассказ написан не без юмора. Зеркальность фраз героя и монстра – находка самой Вероники, которая выдает в ней автора, склонного к иронии. Без такого хода рассказ вышел бы тяжелым.

Гость из ада

Сережа и Леша каждый четверг собирались с родителями у домашнего кинотеатра. Это была давняя семейная традиция: смотреть вместе фильмы по четвергам. Так повелось еще с тех пор, когда их папы и мамы вместе учились в школе. Обычно в такие киновечера ребятам приходилось смотреть банальные комедии или мелодрамы. В общем, то, что нравилось взрослым. Но в этот четверг все было иначе.

У Лешиных родителей, работавших в одной компании, наметился важный корпоратив, а Сережины отправились к заболевшей бабушке на другой конец города. Мальчишкам оставалось либо самим выбрать фильм, либо сидеть по домам. Друзья решили не упускать шанс хоть раз посмотреть вместе то, что им хотелось. По дороге из школы они решили обсудить, на какой фильм потратят свой вечер.

– Давай посмотрим новую серию «Наруто»! – предложил Сережа, у которого, как правило, и проводились традиционные посиделки.

– Это детский сад! Давай лучше посмотрим какой-нибудь хороший фильм, а не твои мультики! – фыркнул в ответ Леша.

– А, может, «Конька-Горбунка»? Все хвалят!

– Ну, ты издеваешься? Нам выпала такая возможность – один раз посмотреть без родителей, а ты предлагаешь какую-то ерунду.

– Тогда сам выбирай!

– Вот и выберу. Вечером узнаешь.

Ровно в семь вечера Леша стоял на пороге Сережиной квартиры с заветной флешкой в руках.

– Держи! Скачал для нас! Вот это фильм, не то, что твои... мультики − деловито сказал Леша, протягивая флешку другу.

– Ну, удиви меня! Что ты там нашел уже?

– Это не для слабаков, Серый. Ты готов? Хоррор. «Гость из Ада» называется. Слышал?

Сережа отрицательно покачал головой и провел Лешу в комнату, где все уже было готово для просмотра фильма: попкорн, чипсы и кола... Вечер обещал быть классным!

Мальчики уселись на диван и включили телевизор.

С первых минут фильма Сережа понял, что досмотреть кино ему будет сложно. Жуткая музыка, мрачный фон, реки крови – в общем, тот самый, настоящий хоррор.

По сюжету семь героев отправились в поход в таинственный лес, который наводил ужас на всю округу. Местные жители считали, что в нем живет нечистая сила, а сам лес – это дорога в Ад.

Днем все было нормально. Лес как лес, ничего необычного. А ночью там творилось что-то непонятное!

Каждое утро, после подъема, героев становилось все меньше и меньше. Оставшиеся смельчаки наблюдали кровавые следы и остатки одежды своих друзей. В лагере царила паника. Ужасно было то, что путники не могли выбраться из леса! Они заблудились! Техника вышла из строя. Связи не было. Стрелка компаса крутилась как бешенная. А ровно в 3 часа ночи будущей жертве на телефон приходило сообщение: «Минус один».

Во время таких сцен Сережа бледнел от ужаса и пытался отвлечься на какую-то мелочь, лишь бы не смотреть на экран. Он проверял оповещения на телефоне, поднимал с пола упавшие чипсы, смахивал крошки со стола.

Тем временем по сюжету фильма в конце недели из группы остался только один человек, его звали Алексей.

В 3 часа ночи палатку, где находился главный герой, что-то острое разрезало в нескольких местах. В свете дрожащего в руках парня фонарика появился он, Гость из ада.

Это было огромное двухметровое существо темно-зеленого цвета. Голова его была лысой, покрытой жуткими язвами. Глаза − пустые черные дыры. Безобразный рот наполовину зашит красной нитью.

Четыре руки Гостя были мощными и мускулистыми. На концах двух рук были острые ножи. А в двух других – мешки, в которые монстр собирал останки своих жертв.

Такого монстра Сережа раньше не мог себе даже представить! Он покосился на Лешу. Тот вел себя, как ни в чем не бывало: развалился в кресле, закинул ноги на стол и потягивал колу через трубочку.

А в фильме в самом разгаре была битва главного героя с чудовищем. Схватка была недолгой. Экран залило кровью. Жуткий крик прорезал воздух.

Сережа завизжал! Он и так держался из последних сил! Кусал губы, грыз ногти, закрывал глаза... Ему было стыдно показать свой страх перед другом. Но последняя сцена оказалась очень жуткой! Сережа схватил пульт и выключил телевизор.

Он обернулся и посмотрел на Лешу. Тот сидел с невозмутимым лицом и хрустел чипсами. Казалось, что его вообще ничего не испугало.

– Эй! Что ты как девчонка! Дай досмотреть!

– И так все ясно. Не хочу больше это видеть! – буркнул в ответ Сережа.

– Да ладно тебе! Ты что, монстра испугался? Его же не существует!

Но Сережа никак не мог прийти в себя. Остаток вечера он молчал и вздрагивал от каждого шороха. Леша подшучивал над другом как мог. Отвешивал злые шутки:

– Хочешь, я возьму у своей мамы бусики для тебя? Давай в следующий раз посмотрим мультик про Барби?

Настроение Сережи было окончательно испорчено. Леша понял, что пора собираться домой. Он попрощался и вышел на улицу.

Почему-то во дворе не горел ни один фонарь. Леша отлично знал дорогу и хорошо ориентировался в темноте, но чем ближе он подходил дому, тем громче его внутренний голос уговаривал его вернуться и переночевать у друга. Мальчик несколько раз останавливался, оборачивался. Ему казалось, что кто-то идет следом.

– Да ну, чушь собачья! – успокаивал себя Леша, но ускорил шаг.

Когда он открыл дверь в подъезд, оказалось, что там тоже было темно. Он с трудом нащупал кнопку лифта. Но лифт не работал.

«Придется подниматься по лестнице», − с досадой подумал Леша и достал телефон, чтобы подсветить себе путь.

Фонарик на телефоне не сработал. Зато на экране появилось сообщение: «Минус один».

Леша почувствовал, как заколотилось его сердце. Он побежал. Но ступеньки казались бесконечными. Мальчик не видел лестничных пролетов и не понимал, на каком этаже находится. В воздухе слышались странные звуки: шепот, вздохи, скрипы... Леше казалось, что ему не хватает воздуха. Как будто кто-то протянул руки к его шее и начал медленно сжимать. У него закружилась голова. Мальчик ухватился за стену, чтобы не упасть и почувствовал, что руки увязли во что-то теплое и липкое.

В тусклом лунном свете Леша увидел, что по стенам в подъезде течет кровь. И его руки тоже в крови!

Он закричал и кинулся вверх как можно быстрее! Кто-то невидимый хватал его за ноги и тянул вниз. Леша вырывался, отбивался от врага и звал на помощь.

– Что ты как девчонка? – издеваясь, отвечал ему в темноте жуткий голос. – Хочешь я возьму у твоей мамы бусики для тебя?

Леше казалось, что это страшный сон! Нужно просто успеть добежать домой и проснуться! Осталось совсем чуть-чуть!

Наконец он оказался на своем этаже. Спотыкаясь, подлетел к двери. Дрожащими руками достал ключ.

Пол в подъезде качался... Кровь с потолка капала Леше на волосы и слепила глаза. Только бы успеть зайти домой! Только бы успеть проснуться!

Наконец замок поддался. Леша взялся за дверную ручку, но в этот миг кто-то с силой потянул дверь на себя. «Мама с папой дома!» − обрадовался мальчик и вдруг увидел перед собой покрытую жуткими язвами голову и безобразный рот, наполовину зашитый красной нитью.

Леша отшатнулся и упал на спину.

– Ты что, монстра испугался? – услышал он страшный хохот. – Меня же не существует!

И в ту же секунду в воздухе мелькнули острые ножи, и все залило кровью.

...С тех пор Лешу никто не видел. Его считали пропавшим без вести.


Полина – автор, обладающий редким даром: пониманием «смешного» в литературе, и при этом автор со структурным мышлением. Это помогает ей, даже в сегодняшнем возрасте, 14 лет, замечать в жизни то, что придает легкость и тонкую красоту внутренней «сетке» структуры будущих рассказов. За них читателю не придется краснеть от взрослого «юморка».

Рассказ «Что видел Аполлон» на самом деле часть цикла из пяти небольших рассказов, объединенных лейтмотивом греческого мифа об Аполлоне и Дафне. По задумке автора, каждая часть должна отображать другую зеркально, где зеркалами становятся прошлое и настоящее, миф и реальность. Композиция закольцовывается. И оба героя мифа снова оказываются перед неразрешимым конфликтом интересов, внутри которого всё та же вечная тема – любовь. Наша с Полиной учебная задача состояла в том, чтобы облегчить ее узорчатый стиль, придать тексту внутренней энергии и дать каждой истории существовать отдельно от цикла. В этом рассказе есть своя история, есть героиня и герой, и что-то такое невесомое, от чего постоянно хочется улыбаться.

Что видел Аполлон

«В стружке ластика на полу могла бы утонуть муха», – думала Селена, в очередной раз стирая горбинку на носу Аполлона. Она представляла, как когда-нибудь отломает ко всем че... древнегреческим богам этот наглый гипсовый нос ее «натурщика». Каждые полчаса она думала о том, что этот КрымХудУч ей не так уж и нужен, и что в последнее лето беззаботной жизни она могла бы заниматься чем-то более интересным, чем горбинки каких-то античных носов. «Потом ведь начнутся ОГЭ, ЕГЭ и прочие Гэ, и никаких интересностей тебе, зубрилка!» – Селена продолжала злиться на себя. Если бы не Максим Сергеевич с его едкими фразочками, она бы сдалась еще на линиях построения. Селена посмотрела в настольное зеркало и, приосанившись, сказала его голосом: «Твои кривые эллипсы сведут меня в могилу!»

На пол посыпались резиновая крошка, унося с собой очередную горбинку. Вслед за ней мысли Селены унеслись в сад под окнами мастерской. «Муки творчества». Селена впервые услышала это выражение от своего первого крымского друга – пожилого и слегка тронутого умом конструктора ракет, Лаврова. Он любил это: чертить всякие безбожные конструкции и запускать их в безвоздушное пространство под аплодисменты всего «КБ Машиностроения». Но Селена запомнила его другим, сидящим в плетеном кресле на веранде. Лавров выходил туда иногда с коробкой липкой пастели и рисовал свой сад.

А потом Лавров умер.

Спустя несколько месяцев на его участок въехала большая белая машина и вместе с облаком углекислого газа выплюнула в сад суетливых женщину и мужчину. Селена, которая наблюдала за этой картиной из окна мастерской, сразу же возненавидела их. Но тут дверь машины отворилась вновь, и Селена мгновенно забыла, как это – ненавидеть. Ничего такого он не сделал, просто сорвал с лавра лист, перетер его в пальцах и понюхал. А Селена ненадолго разучилась моргать.

Будто почувствовав, что на него кто-то смотрит, парень обернулся. Селена отлетела от окна, по пути своротив со стола стеклянную банку с кистями. Позже, собирая осколки в целлофановый пакетик, она улыбалась им, а может, каким-то своим мыслям.

Селена тряхнула головой и укоризненно посмотрела в зеркало. Воспоминания – это классно, но КрымХудУч сам в себя не поступит. Отражение показало ей язык. Селена с размаху закинула карандаш в жестянку с кистями и подумала, что пора бы ей проветриться.

Она сбежала по лестнице, словно хотела вбить ступеньки в фундамент. На улице оказалось почти так же душно, как в мастерской. Селена подставила лицо слабому ветру, который дул откуда-то с моря. Дул и не выдувал из головы мысли о мальчике с лавровым листом. Она была в него мгновенно, тотально и по уши влюблена, а он даже не знал ее имени.

Впрочем, она сама узнала его имя совсем недавно. Возвращаясь вечером с пристани, она услышала из окна Лавровской дачи крики: «Марик, как же ты меня достал!» По пути домой она успела придумать двадцать разных версий, чем парень мог так достать бедную женщину. Этому дурацкому «Марику» она предпочла львиное «Марк». Львиный Марк... пусть будет Марк Левин. Интересно, как он пахнет? Наверняка, он пахнет чистыми простынями.

Селена огляделась. В погоне за мыслями она забрела в сад Лаврова. Она часто приходила сюда еще в детстве, но раньше ее ждали. Теперь же здесь один только белый «Мерседес» и чужие люди. Селена посмотрела туда, где обычно находила Лаврова – в глубь сада, в заросли лавра. И вдруг заметила какое-то движение. Она делала шаг каждые два удара в висках. Получалось невыносимо медленно, но нужно было собраться с мыслями. Последний шаг. Она вышла из-за ствола, который скрывал ее от посторонних глаз...

И столкнулась нос к носу с Марком. Она отскочила от него и влетела в какой-то куст.

– Ты от всех шугаешься, или это только мне так везет? – ухмыльнулся он, даже не пытаясь помочь ей встать.

Селена пожалела, что родилась не с гипсовыми ушами. Аполлону на ее подоконнике вряд ли когда-нибудь приходилось так позорно краснеть.

– Привет, Марк-ик, – она хотела сказать: «Марк», но вспомнила, что именно Марик кого-то там достал, и получилась что-то среднее.

Парень посмотрел по сторонам, будто искал кого-то.

– Если ты пришла сюда на свидание с моим мопсом, то сочувствую. Кажется, он тебя продинамил.

– Мопсом? – теперь у Селены горели не только уши. Боже, почему нельзя было просто сказать «привет»?

Тут она заметила красные и слегка опухшие глаза парня. Как если бы он плакал недавно или если бы на него напал кто-то с перцовым баллончиком.

– Ты в порядке?

– Что ты делаешь в моем саду? – проигнорировав ее слова, спросил он.

– Это не твой сад! – вспыхнула Селена. Но осеклась. Сад действительно принадлежал теперь семье лаврового мальчика.

Оба ждали ответа. Селене стоило больших усилий отвести взгляд от лица парня. Наконец, он заговорил:

– Ты же давно тут живешь? – и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Расскажи мне про сад. Раз он не мой, то чей?

Селена молчала с минуту, а потом выдала:

– Он считал, что это дерево настоящее, – она кивнула в сторону лавра. – Ну, понятно, что оно настоящее, но он даже называл его по имени – Дафна. Это какая-то греческая нимфа, и она крутила мутки с Аполлоном, а потом обернулась деревом. Аркадий Демьянович, ну конструктор, странный дед, который жил здесь до вас. Он разговаривал со своей «Дафной», а еще в детстве не разрешал мне залезать только на это дерево, хотя по нему, наверное, здорово лазать. Он вообще здесь все очень любил. Однажды я училась кататься на велосипеде вон там, где вы поставили машину, и переехала случайно какие-то георгины. А он потом со мной неделю не разговаривал, хотя сам и разрешил кататься. Конструктор все-таки, должен уметь просчитывать риски. Я тогда кошма...

Она замолчала так же внезапно, как и заговорила. Кажется, ее куда-то унесло. Селена посмотрела на парня. Он будто бы и не слушал ее, только собирал опавшие с лавра ветви.

– Короче, он любил этот сад. Больше, чем кого-нибудь любил, – закончила она.

Парень посмотрел на Селену. Глаза у него блестели. Может, от слез, может, от пришедшей в голову идеи. А может, от всего на свете вместе взятого.

Он оглянулся в поисках, куда бы деть охапку лавровых веток, и, ничего лучше не придумав, сунул ее в руки обалдевшей Селены.

Не попрощавшись, он побежал к дому. С крыльца до Селены донесся треск и ругань. «В «подлянку» провалился», – подумала она.

Сколько раз Лавров клялся заменить эту проклятую доску!

Ноги у Селены подкосились, и она села прямо в траву.

Он. Подарил. Ей. Букет.


 

#рецензии и критика
Автор статьи:
Барбаняга Екатерина. критик, журналист, преподаватель, организатор литературно-образовательного проекта для детей «Талант: Литература».
комментарий
04.06.2021
Талантливые дети. Счастья всем, удачи и успехов в жизни и творчестве
Вам также может быть интересно
  • «Неоконченный дневник». Юрий Козлов о документальной книге М.Т. Воронина

  • Живопись и Жизнь. Елена Крюкова о поэзии Андрея Крюкова

  • Дана Курская о рассказе Александра Пономарёва «Бездарь»

  • «Человек и хвост». Кира Грозная о подборке афоризмов Юрия Тубольцева

  • Елена Смирнова о рассказах Александра Пономарева

  • Борис Кутенков о книге стихов Сергея Штерна

Хотите стать автором Литературного проекта «Pechorin.Net»?
Тогда ознакомьтесь с нашими рубриками или предложите свою, и, возможно, скоро ваша статья появится на портале. Тексты принимаются по адресу: info@pechorin.net. Предварительно необходимо согласовать тему статьи по почте.

Хочу быть в курсе последних интересных новостей и событий!

Подписываясь на рассылку, вы даете свое согласие на обработку персональных данных, согласно политике конфиденциальности.