"
Великанова Юлия 12.01.2022 12 мин. чтения
Игорь Озерский: «В каждой рецензии критик раскрывает себя намного больше, чем это делает автор в своём произведении»

Интервью с финалистом Конкурса остросюжетного рассказа «Детектив Достоевский»


Международный конкурс короткого остросюжетного рассказа «Детектив Достоевский» учреждён в год 200-летнего юбилея писателя. Учредители: портал «ГодЛитературы.РФ» (спецпроект «Российской газеты») и Литературно-мемориальный музей Ф.М. Достоевского. На конкурс принимались короткие детективные рассказы о «преступлениях и наказаниях» («по возможности сохраняющие дух произведений Федора Михайловича или хотя бы их флер»).

«Главный приз литературного конкурса в 200-летию писателя – трёхдневная поездка на двоих в город Раскольникова и Неточки Незвановой, с посещением Эрмитажа и Мариинки.

Достоевский часто брался за сюжеты, которые современники считали «низкими» и «бульварными»: убийства, подлоги, азартные игры. Как существует понятие «чисто английское убийство», так и о романах Достоевского можно сказать, что это особенные, «чисто русские детективы»», – говорится о конкурсе на сайте «ГодЛитературы.РФ».

Победители были объявлены в день 200-летия Ф.М. Достоевского, 11 ноября 2021 года.

Писатель Игорь Озерский с рассказом «Пауки-боги» вошел в шорт-лист в числе 25 финалистов, отобранных из более чем 900 участников.  

Вопросы подготовила Юлия Великанова.


В одном из материалов о конкурсе в Сети говорится, что «детективы Достоевского – «неправильные» детективы; убийца в них известен с самого начала (или остается неизвестен вовсе), потому что классика больше интересовало не «кто убил?», а «почему убил?». Жанр детектива подразумевает расследование загадочного происшествия (чаще всего – преступления), выяснение значимых обстоятельств, – суть интеллектуальное и увлекательное разгадывание загадки. Ваш, Игорь, детектив тоже никак не назовёшь «правильным». Скорее, получилось смешение жанров: философская фантасмагория, она же – остросюжетный ужастик с элементами притчи. Как возникла мысль – поучаствовать в конкурсе детективных рассказов в духе творчества Достоевского?

О конкурсе мне рассказал коллега из «Российской газеты». Я не был уверен, что буду участвовать. Так вышло, что идея рассказа «Пауки-боги» родилась сама по себе и не была связана с объявленным конкурсом. Когда я закончил «Пауки-боги», то вспомнил про конкурс (в этот момент подходил дедлайн) и подумал, что в целом рассказ подходит по тематике, и решил отправить его.

Один из партнёров конкурса, Фонд развития правовой культуры, посодействовал тому, что порядка 350 работ поступило на конкурс от авторов, отбывающих уголовное наказание. Несколько авторов попало в шорт-лист. Будучи успешным юристом, как вы можете прокомментировать эту информацию? И, возможно, поделитесь своим мнением как писатель.

Согласно Уголовно-исполнительному кодексу РФ цель Уголовно-исполнительного законодательства заключается в исправлении осужденных и предупреждении совершения новых преступлений. На мой взгляд, любое творчество способствует эмоциональному, нравственному и интеллектуальному развитию, что в полной мере соответствует целям уголовно-исполнительной системы. С учетом тех идей, что раскрываются в произведениях Ф.М. Достоевского, подход Фонда развития правовой культуры представляется достаточно эффективным. Как писатель я думаю, что творчество – процесс никому не чуждый.

На портале ГодЛитературы.РФ размещена сокращённая версия вашего рассказа «Пауки-боги». Могут ли читатели прочитать где-то рассказ целиком?

Полная версия доступна на моем официальном сайте.

Некий Алексей Прохоренков, один из участников конкурса «Детектив Достоевский», заинтересовавшись конкурсными текстами, написал аннотации на все произведения, вошедшие в шорт-лист. О рассказе «Пауки-боги» написано так: «В этом рассказе, где сошлись элементы драматического реализма, мистического хоррора, судебного триллера, и в котором можно отчётливо увидеть поклон Францу Кафке и Джоан Роулинг, человек едет в электричке и внезапно оказывается на судебном разбирательстве в качестве подсудимого. И судят его... пауки». Насколько справедливым кажется вам сравнение с Кафкой и Роулинг?

Роман Франца Кафки «Превращение» начинается с того, как герой просыпается и осознает, что превратился в жука. Этот образ, по всей видимости, и представился автору аннотации при прочтении рассказа «Пауки-боги». Поезд же, в котором находится главный герой, проассоциировался с Хогвардс-экспрессом. Предполагаю, что раз такие идеи возникли, то они имеют место быть, хотя я, конечно, об этих произведениях в момент написания рассказа не думал.

В начале рассказа есть такие слова: «Время скоротечно. И, как сказал мой любимый писатель, – это аксиома». У Оскара Уайльда в «Портрете Дориана Грея» сказано так: «Быстротечность момента – это аксиома. Жизнь – это сейчас. Нет никаких потом. Так пусть она пылает. Всегда. Жарким огнём». Расскажите, пожалуйста, почему Уайльд – любимый писатель? Кто ещё входил и входит в ваш круг чтения?

Мысли Оскара Уайльда, высказанные в романе «Портрет Дориана Грея» лордом Генри Уоттоном, нашли отражение и в моей душе. Да и сама история красивая, мистическая и загадочная. Среди других моих любимых произведений – «О мышах и людях» Джона Стейнбека, «Трудно быть богом» братьев Стругацких. Мне нравятся такие писатели, как Б. Вербер, С. Лем, Ж. Верн, А. Дюма, П. Коэльо, Ф. Ницше, А. де Сент-Экзюпери, С. Кинг, М. Муркок и многие другие.

При чтении рассказа «Пауки-боги» запоминается необычный и, честно говоря, с трудом представляемый образ – дуб, в котором каким-то образом размещается камень (заполняя пустоту дерева). Воспользуемся возможностью обратиться за разъяснением к автору.

Этот дуб существует на самом деле. Он находится на территории санатория «Форос» в Севастополе. Я увидел его, когда ездил на гастроли вместе с рок-группой «Кипелов». Мы с женой пошли гулять по гигантской территории санатория с Валерием Кипеловым и остальными участниками группы. В глубине леса оказался гигантский дуб, а из центра его ствола торчал огромный булыжник. Примечательно, что потом оказалось, что моя супруга однажды в детстве уже видела это необычное дерево, но почему-то не запомнила его. Мы собрали жёлуди и теперь у нас на участке растет один из потомков дуба, который я показал в рассказе «Пауки-боги».

Ещё один сильный, запоминающийся момент – это предположение (или утверждение), что рай – внизу, а вовсе не где-то на небесах, куда мы обычно с надеждой воздеваем взоры. К тому же, путь в рай «пролегает через отмершую паучью плоть». Это – чисто авторская придумка, или вы впечатлялись «альтернативными картинами мира» в произведениях других писателей?

Это умозрительный образ. Не хочу своими объяснениями его портить. Если Вы называете этот момент сильным, значит, задумка удалась. Пусть каждый понимает это, как считает нужным. Собственное представление я пока рассказывать не стану.

– В начале рассказа есть такие строки: «Хотелось бы самому создать историю своей жизни, быть одновременно и автором, и героем. Я мог бы выбрать завязку, придумать кульминацию и предсказать конец. Конец, в котором и я мог бы стать счастливым...». Поделитесь, пожалуйста, каков он – рецепт счастья от Игоря Озёрского?

Ответ на этот вопрос я произнёс со сцены несколько лет назад. Мы с супругой Екатериной Озерской и ещё несколькими друзьями собственными силами поставили спектакль по мотивам моего любимого произведения Оскара Уайльда. Режиссером выступил актер театра Вахтангова Эльдар Трамов. Видеозапись этого спектакля можно найти на YouTube. Я играл лорда Генри, и вот что им было сказано: «Любовь питается повторением, и только повторение превращает простое вожделение в искусство. Притом каждый раз, когда влюбляешься, любишь впервые. Предмет страсти меняется, а страсть всегда остается единственной и неповторимой. Перемена только усиливает ее. А секрет счастья заключается в том, чтобы этот момент повторялся как можно чаще!».

Параллельно с работой жюри было открыто читательское голосование, в котором вы заняли 3 место (12% голосов). Это – высокий результат. И значимый. Известно, что члены жюри руководствуются множеством соображений при оценке текста, а «обычный» читатель голосует просто: «понравилось» или «не понравилось». Читали ли вы рассказы других финалистов, ваших конкурентов?

Во-первых, я не назвал бы других авторов конкурентами. Скорее, мы все коллеги по творчеству. И я искренне желаю коллегам удачи в их деятельности. Я прочел несколько рассказов и обзор Алексея Прохоренкова. Мне всё понравилось. Но это предсказуемо, так как произведения попали в шорт-лист, а значит, прошли жёсткий отбор.

Что за художник оформляет авторский сайт и иллюстрирует произведения? Выбранная художественная техника – стиль графического романа – по вашему ощущению, наиболее соответствует духу произведений Игоря Озёрского?

С художниками все сложно. Тот художник, что работает сейчас, мне нравится, тем не менее я ещё не нашел ответ, какой стиль рисунков в полной мере соответствовал бы духу моих произведений. Хочется чего-то особенного. Но есть рассказы, обложки которых, на мой взгляд, очень подходят – например «Маленькая истина» или «Последняя минута джаза».

На вашем сайте предлагается оставить заявку на предзаказ книги – романа «Безымянные». В начале марта ожидается выход книги «в главной редакции издательства «Эксмо» – Eksmo Digital (RED)». Жанр романа определён как мистика, фантастика, триллер. На сайте даётся несколько отзывов ведущих российских литературных критиков. Как показывает ваш опыт – работает ли мнение авторитетных критиков на повышение интереса к произведению?

Об этом пока рано судить. Время покажет. Но могу точно сказать, что даже если мнение ведущих критиков не влияет на повышение интереса к произведению, то оно важно для меня как автора. В предисловии к роману «Портрет Дориана Грея» О. Уйальд написал: «Художник – тот, кто создаёт прекрасное. Раскрыть людям себя и скрыть художника – вот к чему стремится искусство, а критик – это тот, кто способен в новой форме или новыми средствами передать свое впечатление от прекрасного». Уайльд обращает внимание, что критика – одна из форм автобиографии. И это действительно так. Ведь в каждой рецензии критик раскрывает себя намного больше, чем это делает автор в своём произведении, отчего первый оказывается в наиболее уязвимом положении. На мой взгляд, это означает, что если человек дорожит репутацией, а, несомненно, известные критики относятся именно к такой категории, то на его мнение можно положиться.

На сайте также размещены аннотация к роману и восемь фрагментов текста – представлений героев, зашифрованных под порядковыми номерами. В каком объёме договор с издательством позволяет до публикации книги «приоткрывать» – размещать фрагменты текста?

Редакция не против размещения фрагментов и в целом продвижения. Но с условием, что, когда книга выйдет, я должен в подобных постах прикреплять ссылку на роман.

В продолжение темы издания книги: вы ведете полезный блог о сотрудничестве с издателем, продвижении и рассказываете о своей книге на страницах в социальных сетях. Насколько эта деятельность повышает интерес к вашей будущей книге, к другим вашим произведениям? Ведь в основном подобный блог рассчитан на интерес начинающих писателей, не читателей. Или читатели тоже проявляют интерес к издательской «кухне»? Чем подобный обмен опытом интересен и полезен именно для вас?

Мне довольно часто задают разные вопросы, связанные с процессом издания книги. Я решил, что блог – самый простой способ ответить на них. Как показывает практика, подобный интерес возникает не только у писателей. Да и в целом, мне думается, что для образованного и любознательного человека любой процесс – это всегда увлекательно.

– Как вам кажется, может ли писательство в России стать доходным делом – при условии, что автор пишет, не подстраиваясь под вкусы и запросы, а руководствуясь лишь своей внутренней потребностью – «не могу не написать»?

Я абсолютно убежден, что при должном подходе высокие показатели прибыли могут быть достигнуты в рамках любой деятельности. Но, конечно, игнорировать при этом запросы «потенциального потребителя» нельзя. Поэтому нужно определиться, для чего автор пишет. Если это способ заработка, то в чем-то всё же придется подстраиваться.

Развивая тему предыдущего вопроса: сочетаются ли понятия «раскрутка» и «продвижение», необходимость создавать и поддерживать имидж и интерес к своей персоне и к своему творчеству с трудом литератора – процессом всё-таки, как ни крути, интимным и уязвимым?

Я уже вспоминал цитату, что цель искусства – раскрыть людям себя и скрыть художника. При этом так или иначе полностью утаить художника невозможно. Он может прятаться от публики, что тоже своего рода игра и, как мне кажется, она направлена на привлечение ещё большего внимания. Развитие личного бренда писателя, в первую очередь, необходимо тем, кто работает в жанре нон-фикшн или профессиональной литературы. Подобные жанры тесно связаны с личностью автора. С художественной литературой всё и проще, и сложнее одновременно. Простота заключается в том, что художественная литература способна существовать отдельно от своего создателя. Тем не менее, показывая миру свои творения, художники выставляют напоказ самые сокровенные свои тайны. А я не знаю, что может быть интимнее этого. Чего же ещё нам тогда стесняться?

Кого вы считаете своими учителями в литературе? Учились ли писательскому мастерству?

Мои учителя – книги, которые я прочел.

На вопрос «Зачем мы пишем?» существует миллион ответов. Но скорее всего, верно утверждение, что писатель пишет, чтобы разобраться в том, что его самого волнует больше всего. Согласны ли вы с этим, и помогает ли ваше творчество вам, случаются ли с вами некие озарения, приходит ли понимание важных для вас вещей, находятся ли ответы на трудные вопросы?

Я не могу согласиться с утверждением, что «писатель пишет, чтобы разобраться в том, что его самого волнует больше всего». Вряд ли вообще кто-то пишет для того, чтобы в чём-то разобраться. Для этого подойдут более эффективные методы: чтение, обучение, общение, курсы... Мне кажется, правильнее будет сказать так: «Писатель пишет о том, что его волнует». По крайней мере, так должно быть. Творчество призвано помогать находить ответы и ориентировать читателей, а не авторов.

Как бы Вы сформулировали главную тему творчества писателя Игоря Озёрского?

Многие считают, что я пишу о смерти. Но в действительности это не так. Я пишу о жизни и ее ценностях, только делаю это через призму смерти.

#интервью
Автор статьи:
Великанова Юлия. Родилась в Москве в 1977 году. Окончила ВГИК (экономический факультет), ВЛК (семинар поэзии) и Курсы литературного мастерства (проза) при Литинституте им. А.М. Горького. Поэт, редактор, публицист. Член Московской городской организации Союза писателей России. Автор сборника стихотворений «Луне растущей нелегко...» (2016). Соавтор сборника стихов «Сердце к сердцу. Букет трилистников» (с А. Спиридоновой и В. Цылёвым) (2018). Организатор литературно-музыкальных вечеров. Участница поэтической группы «Тихие лирики начала НЕтихого века» и поэтического дуэта «ВерБа».
комментариев
Вам также может быть интересно
  • Собиратель литературных ценностей. Интервью с главным редактором журнала «Невский проспект» Алексеем Николаевым

  • «Дети – такая славная аудитория!». Интервью с Майей Лазаренской

  • Познавательно о зомби. Ксения Жукова рассказывает о новой книге А. Можгиной «Реальные зомби и предлагает небольшое интервью с автором

  • «Мне нравится видеть результат своей работы». Интервью с Юлией Весовой

  • «Писать про мужчин – все равно что сдавать зачет по ОБЖ». Интервью с Иваном Шипниговым

  • «Лебедя, рака и щуку исторических противоречий России может примирить только мюзикл». Интервью с Дмитрием Беловым

Хотите стать автором Литературного проекта «Pechorin.Net»?
Тогда ознакомьтесь с нашими рубриками или предложите свою, и, возможно, скоро ваша статья появится на портале. Тексты принимаются по адресу: info@pechorin.net. Предварительно необходимо согласовать тему статьи по почте.

Хочу быть в курсе последних интересных новостей и событий!

Подписываясь на рассылку, вы даете свое согласие на обработку персональных данных, согласно политике конфиденциальности.