"
Сафронова Елена 28.07.2020 10 мин. чтения
Фандориана без Фандорина

(Борис Акунин. Просто Маса. – Москва: Издательство АСТ, 2020. – 448 с.)

Непривычно писать рецензию на произведение «фандорианы», в котором нет Эраста Петровича Фандорина. Думается, что и автору Борису Акунину было непривычно обходиться совсем без Фандорина, потому его тень иногда скользит по страницам романа - в воспоминаниях Масы. Но в материальную и событийную плоскость не вторгается.

Аннотация романа «Просто Маса» тоже не обходится без Эраста Петровича: «Просто Маса» – это Масахиро Сибата один, без Фандорина. Осиротевший помощник великого сыщика возвращается в родную Японию, которая очень сильно изменилась за время странствий своего блудного сына – и осталась вечно неизменной». На мой взгляд, такая издательская формулировка лишь подчеркивает то, что фандориана замышлялась под одного конкретного героя и вокруг него писалась.

Роман «Просто Маса» можно считать экспериментом Акунина с поиском ответа на вопрос, возможно ли продолжение или какая-то версификация цикла без сыщика, ставшего культовым персонажем. Ничего невозможного в таком писательском интересе нет. Скажем, Шерлок Холмс уже почти два столетия живет собственной жизнью в отсутствие в подлунном мире Конан Дойла. Этого частного детектива уже нещадно «омолаживали», превращали в излеченного наркомана, неизлеченного наркомана и даже в женщину (если вспомнить советский фильм 1986 года «Мой нежно любимый детектив», сценарий которого написали прекрасные авторы Григорий Горин и Аркадий Хайт). Но загвоздка в том, что как бы ни «измывались» писатели и сценаристы над образом Шерлока Холмса, изъять его из шерлокиады не осмелился никто. Борис Акунин же умертвил Эраста Фандорина и попробовал продолжить цикл без него. Рецензия должна, по моему разумению, служить не только отзывом о романе, но и ответом на вопрос, насколько возможен и насколько удался этот ход – фрагмент фандорианы без Фандорина.

Рецензирование детектива неизменно осложняется тем, что критик пишет – точно по лезвию ножа идет между отвлеченными разъяснениями «на пальцах» и падением в бездну спойлеров, за которые потенциальные читатели по головке не погладят. Сосредоточусь на том, что можно и нужно рассказать, не затронув сюжетной канвы. 

«Просто Маса» - произведение гуманное, хотя в тексте его много жестокости: в нём Масахиро Сибата, наконец, обретает биографию и родителей. Как помним, Маса возникает в фандоринском цикле впервые в романе «Смерть Ахиллеса» в качестве камердинера Эраста Петровича, которого тот привез из Японии. Господина и слугу связывают особые, доверительные, почти дружеские отношения, но происхождение Масы покрыто тайной. При этом знакомство Фандорина и Масы подробно описывается лишь пятью романами позже – в двухчастной книге «Алмазная колесница», действие которой происходит в Японии и в России во время русско-японской кампании. Но и «Алмазная колесница» не проливает достаточно света на судьбу Масы до встречи с Фандориным. В романе сказано лишь, что он был мелким якудза, встретил Эраста Петровича во время выполнения «боевого задания» - убить последнего, но в силу обстоятельств не только не смог этого сделать, но и проникся уважением к необычному русскому и по собственной инициативе начал ему преданно служить. Так до конца цикла Маса остается, по гамбургскому счету, не более чем экзотической тенью Фандорина. Хотя его преданность и прочие человеческие качества вкупе с владением единоборствами, с помощью которых слуга не раз выручал господина из беды, заслуживали более внимательного писательского, да и читательского отношения к этой персоне. Но великолепный Эраст Петрович раз за разом, то есть роман за романом, затмевал своего японского спутника... И вот, наконец, справедливость восторжествовала.

Масахиро Сибата – сын легендарного Тацумасы, благородного вора, японского Робина Гуда, искусство которого базировалось на трех правилах и одном каноне: «Не красть у своих; не красть у хороших людей; не красть у тех, у кого и так мало»... А канон: «Кто верит в Будду, ни у кого не отнимает жизни». В прологе обстоятельно изложено, как и почему Тацумаса и его жена расстались с жизнью, а их младенец остался сиротой. Якудзы, убившие родителей, хотели погубить и ребенка, но главарь дал указание изменить мальчику фамилию и вырастить его. Кровавой Макаке, сущему бандиту по убеждениям и по модусу вивенди, казалось лучшей местью покойному Тацумасе воспитать его сына обыкновенным якудзой, безо всяких нравственных норм и заповедей. Судя по всем романам фандорианы, гены в Масе пересилили воспитание...

Как водится у Акунина, нераскрытое преступление, совершенное Тацумасой, оставалось тайной на протяжении шестидесяти семи лет – пока Маса взрослел, сопровождал Эраста Петровича, возвращался в Японию и еще два года заведовал детективным агентством «Знамя смерти», прежде чем столкнулся с необходимостью возвращать в мир то, что было виртуозно украдено и утаено его папашей. На последних страницах романа все ниточки сойдутся, а материальная ценность, что тоже типично для нашего автора, окажется обесцененной. Потому что подлинной ценностью для Фандорина всегда были не деньги и не слава, а личная честь и верное служение закону и правопорядку (не всегда совпадавшее с государственной линией, что порой оставляло Эраста Петровича без должностей, в статусе частного лица).

А Маса периодически «окликает» господина в своих мыслях. При этом Маса европеизировался настолько, что не поступил по самурайскому кодексу – не убил себя, утратив господина, а продолжал жить самостоятельно, рассудив: «Служить господину, который будет хуже прежнего, он не сумел бы, а лучшему на этом свете взяться неоткуда». Он перенял от Фандорина стремление к независимости и благородству. Потому и открыл новое для Японии дело – детективное агентство, и потому, как несложно догадаться, оно не процветало. Во-первых, с иронией объясняет автор, психология японских обывателей такова, что во внештатной ситуации они обращаются в полицию либо к якудзе, а института частных детективов не понимают вовсе. Во-вторых, идеалистически настроенный Маса отказывался от неблаговидных заданий, которые пытались ему предлагать обе эти силы, то есть жил почти впроголодь. Мотивировать Масахиро Сибата взяться за дело могла скорее интересность задачи, нежели размер вознаграждения. Так и произошло на страницах книги.

Прослеживается, хотя и неявно, что Акунину пришлось слегка изменить угол собственного зрения на Масу-героя.  Ведь при Фандорине он играл даже меньшую литературную роль, чем Ватсон при Холмсе – не записывал его похождения (кроме одного случая) и обсуждал с господином загадки только по инициативе последнего, а не из собственного интереса. То бишь по пятнадцати книгам фандорианы совершенно непонятно, есть ли у Масы способности криминалиста. Но раз Маса берется за ремесло частного детектива, то без этого невозможно – и вот Акунин находит достойное объяснение: слуга поднаторел в криминалистике и дедукции, наблюдая много лет за деятельностью господина, и в целом способен выводить нехитрые умозаключения. А что касается ведения слежки и прочей технической рутины, - этим Маса и при Фандорине занимался. Но по тексту красной нитью проводится мысль, что есть добросовестное обучение, а есть прирожденный талант сыщика. Маса им, увы, не владеет. Поэтому детективная фабула «Просто Масы» ожидаемо проще, чем у любого самого схематичного произведения с участием Фандорина. Маса раскрывает преступления с помощью различных «приключений тела», как блестяще выразились в свое время Стругацкие. То он следит, то подслушивает, то общается с разными людьми (из некоторых даже «выбивая» признания), то «втирается в доверие» – и собирает фрагменты информации в единую картину. На один роман, весьма динамичный, такого подхода хватает. Будет ли продолжение у «Масы»?..

Сдается мне, писатель превосходно отдает себе отчет в том, что при всей симпатичности Масахиро Сибаты его личность далеко не так богата и многогранна, как Эраст Фандорин, чтобы помещать его в разные жанры детектива и смотреть, как сыщик с ними справится. По сути, про Масу Акунин написал детектив на грани боевика – весьма популярный сегодня жанр. И автор даже не хочет морочить читателя намеками на возможные продолжения. Конечно, Акунин мастер удивлять – и все же я почти уверена, что роман о Масе написан «единожды».

Среди прочих перипетий книги есть и такая, что знаток и любитель женщин Масахиро Сибата встречает свою настоящую любовь. Она - авантюристка по натуре, не зря влюбленный уподобляет ее сквозному персонажу японского эпоса, оборотню лисице кицунэ, и долго не верит в возможность совместного счастья. Но когда не получилось с обогащением, кицунэ соглашается заменить деньги любовью. Последний эпизод романа представляет нам парочку в идиллическом убежище в горах, а заключительная фраза звучит так: «И они стали смотреть на восход». По-моему, однозначная точка хэппи-энда.

На вопрос, заданный в начале рецензии – возможно ли развитие фандорианы без Фандорина – я вижу лишь один ответ: нет. Но для того, чтобы в этом убедиться, надо было попробовать. Акунин и попробовал. В роман о Масе писатель вложил все, что оставалось непроясненным после «Не прощаюсь». В основном это судьба Масы – не исключаю, что ради ее раскрытия роман и сочинялся. Честно говоря, других «движущих сил» для создания продолжений «Просто Масы» я не нашла. Разве что обрусевший японец по прозвищу Кибальчич, прибывший в Страну Восходящего солнца нести мировую революцию... Но продолжение цикла в таком русле неминуемо приведет его к жанру политического детектива, а то и политической сатиры, которая пока явлена достаточно скромно. Прямо скажу: надеюсь, что этого не случится.

#блог #писатель
Автор статьи:
Сафронова Елена. Прозаик, литературный критик-публицист. Постоянный автор «толстых» литературных журналов «Знамя», «Октябрь», «Урал», «Бельские просторы», «Кольцо А» и многих других, портала открытой критики «Rara Avis» и др. Член Русского ПЕН-центра, Союза писателей Москвы, Союза российских писателей, Союза журналистов России. Редактор рубрики «Проза, критика, публицистика» литературного журнала Союза писателей Москвы «Кольцо «А». Ассистент-рецензент семинара критики Совещания молодых писателей при Союзе писателей Москвы с 2012 года. Лауреат Астафьевской премии в номинации «Критика и другие жанры» 2006 года, премии журнала «Урал» в номинации «Критика» 2006 года, премии СП Москвы «Венец» в критической номинации (2013) и др.
комментариев

Войдите или зарегистрируйтесь , чтобы оставлять комментарии.

Вам также может быть интересно
  • «Все люди - разные, а любая попытка этого не замечать - заведомо преступна». О романе Дорис Лессинг «Пятый ребенок»

  • «Поэзия Афанасия Фета как канон «чистого» искусства. Противостояние современности»

Хотите стать автором Литературного проекта «Pechorin.Net»?
Тогда ознакомьтесь с нашими рубриками или предложите свою, и, возможно, скоро ваша статья появится на портале. Тексты принимаются по адресу: [email protected]. Предварительно необходимо согласовать тему статьи по почте.

Хочу быть в курсе последних интересных новостей и событий!

Подписываясь на рассылку, вы даете свое согласие на обработку персональных данных, согласно политике конфиденциальности.