"
Вежбицкая Ксюша 27.05.2021 13 мин. чтения
Эволюция субкультур: гики, швабры и социопаты

(Ксюша Вежбицкая, перевод с английского: Geeks, MOPs, and sociopaths in subculture evolution, Meaningness, David Chapman) 

Субкультуры мертвы. Представляю вашему вниманию некролог.

Субкультуры были важной творческой силой с 1975 по 2000 годы, а затем исчезли. Почему? Одна из причин заключается в следующем: как только субкультура становится действительно интересной, в нее вторгаются обычные люди, которые в итоге губят движение. Субкультуры имеют предсказуемый жизненный цикл, и исчезновение субкультуры является прямым следствием ее популярности. В конце концов где-то к 2000 году все это поняли и перестали надеяться, что какая-то субкультура чудом сумеет избежать гибели.

Случайные люди, вторгающиеся в субкультуры и разрушающие их, бывают двух видов: швабры и социопаты, они играют разные роли. На мое понимание этих людей и их роли повлияла книга Венкатеша Рао «Принцип Жерве» и его анализ динамики офисной жизни. Теория Рао – проницательная и страшно нигилистичная, рекомендую ознакомиться[1].

Рождение крутой идеи

Прежде всего, субкультура – это сцена. Небольшая группа творцов разрабатывает новую идею – музыкальный жанр, религиозную секту, технику анимационного фильма, политическую теорию. Они реализуют эту идею, создают что-то новое, делятся результатами творчества друг с другом и получают удовольствие, генерируя положительную энергию.

Новая сцена привлекает фанатиков. Фанатики не творят, но они вкладывают энергию (время, деньги), восхваляют или анализируют новую идею, помогают творцам в организации. И создатели, и фанатики субкультуры – гики[2]. Им безумно нравится новая идея, они очарованы всеми ее эзотерическими тонкостями. Они тратят все свободное время на разработку либо на популяризацию этой идеи.

Если идея слишком чудаковатая, она остается вещью в себе, ведь странное хобби – не субкультура. Если идея очень интересна и ее можно оценить, не вдаваясь в подробности, она привлекает швабр. Швабры – это фанаты, но не такие яростные, как фанатики[3]. Они приходят в субкультуру, чтобы хорошо провести время, и вносят минимально возможный вклад.

Гики приветствуют это вторжение, по крайней мере, на первых порах. Большое количество швабр превращают сцену в субкультуру. Творение – это всегда проявление щедрости. Создатели субкультуры хотят, чтобы как можно больше людей пользовались их творениями и получали от них удовольствие. Это подтверждает, что новая идея действительно интересна всем, а не только гикам. Кроме того, швабры приносят деньги, которых хватает, чтобы творцы могли бросить свою повседневную работу и профессионально заниматься развитием новой идеи. Творцы, работающие полный рабочий день, полностью посвящают себя созданию нового и интересного. К слову, фанатики приносят гораздо больше денег, однако этого недостаточно, чтобы творцы смогли работать полный рабочий день.

Вторжение швабр

Фанатики демонстрируют одержимость идеей, и изначально швабры поддерживают их. Однако по мере увеличения числа швабр они становятся головной болью. Фанатики – энтузиасты, они берут на себя всю организационную работу от имени творцов, чтобы насладиться фанатским сообществом. Они проводят мероприятия, создают веб-сайты, расклеивают рекламные листовки и работают с финансами. Швабры – пассивны, их нужно направлять[4]. В лучшем случае вы можете взимать с них плату за вход или подписку, но тогда они будут утверждать, что это неправильно, потому что капитализм – зло, а еще они забыли свой кошелек.

Швабры ослабляют субкультуру. Новая идея все еще остается привлекательной, но при этом становится более громкой, странной и сложной, чем хотелось бы. Швабры увлекаются вещами, которые все меньше похожи на новую идею и больше – на другие популярные вещи. Творцы тоже снижают планку, идея становится менее радикальной, более простой и понятной обычным людям.

Швабры слишком обычные, фанатики находят это отталкивающим. Гики хотят поговорить о новой идее, а швабры болтают о спорте и знаменитостях. Кроме того, швабры относятся к фанатикам как к работникам сферы обслуживания. Таким образом, фанатики – это энтузиасты, поддерживающие творцов, что нельзя сказать про швабр. Когда все они уйдут, субкультура рухнет. Если только не появятся социопаты[5].

Вторжение социопатов

На этом этапе субкультура созрела для эксплуатации. Творцы генерируют культурный капитал, то есть крутизну. Фанатики создают социальный капитал – сеть взаимоотношений. Эта сеть сильна среди гиков и слаба среди многочисленных швабр. При правильном взаимодействии со швабрами генерируется капитал, появляются деньги. Правда, ни одна из этих групп не имеет представления о том, как управлять капиталом.

Социопаты быстро становятся друзьями избранных творцов. Они выглядят так же, как творцы, только лучше. Они говорят так же, как создатели субкультуры, только спокойнее. Они даже могут что-то творить – если не талантливо, то хотя бы грамотно. Конечно, гиков не так просто обмануть, однако они не понимают, что затевают социопаты.

Обмануть швабр не составляет труда. Их не слишком заботят детали, и социопаты кажутся им лучшей версией творцов. Социопаты становятся самыми крутыми ребятами на сцене, понижая статус творцов. Они выбирают хорошеньких швабр. Они добывают культурный капитал.

Также именно социопаты придумывают, как монетизировать увлечение швабр субкультурой, чего фанатики никогда не умели. Социопаты создают отличную рекламу, световое шоу, новый, более удобный тип продукта, повышают стоимость входных билетов в десять раз, но швабры готовы платить. Почему-то творцы получают не очень большую долю от выручки.. Однако большинству из них денег хватает, чтобы работать полный рабочий день, а значит, – производить больше товаров для продажи.

Социопаты также нанимают фанатиков в качестве настоящих работников сферы обслуживания. Фанатики возмущены этим, но теперь они тоже получают возможность работать полный рабочий день над новой идеей, которая им до сих пор нравится, даже в облегченной версии. Остальных фанатиков выставляют, те уходят с отвращением и разбитым сердцем.

Гибель крутой идеи и вмешательство гения

Через несколько лет ресурсы субкультуры исчерпываются. Отчасти потому, что новая идея – больше не новая, а облегченная версия никому не кажется крутой. При этом количество швабр уменьшается, социопаты выжимают все оставшиеся ресурсы и переходят к новой сцене. Они оставляют после себя руины и опустошенных фанатиков, которые до сих пор не понимают, что же случилось с их замечательной новой идеей и прекрасными дружескими отношениями в фанатской среде. Часто среди гиков начинаются конфликты, – сначала из-за появления швабр, а потом из-за манипуляций социопатов по принципу «разделяй и властвуй».

Однако если творец – подлинный гений, он может вдохнуть в идею новую жизнь, вернуть ей массовую популярность. В таком случае он будет суперзвездой. Субкультура реорганизуется вокруг него и упрочнится. Не стану вдаваться в подробности. Замечу только, что без социопатов этого никогда не бывает. Амбициозный творец может знать о своем таланте, привлекать внимание масс и стать звездой, но как именно это сделать, он обычно не представляет.

Сопротивление

Так что же делать? Этот вопрос очень волнует гиков. На самом деле, жизненный цикл субкультуры – проблема только с точки зрения гика. Швабр привлекают лишь недорогие развлечения и непринужденное общение. Социопатов больше волнуют слава, секс, власть и деньги. При этом швабр намного больше, чем фанатиков, так что с точки зрения социальной ценности это хорошо. Невозможно приготовить омлет, не разбив яиц.

Так что же делать? Гики могут отказаться принимать швабр в субкультуру. На самом деле, в успешные субкультуры не очень просто попасть, что сдерживает несогласных с идеей чужаков[6]. В период расцвета субкультур таких называли позерами[7]. Получается, что швабры делают субкультуру удобной для гиков, но сильно ограничивают ее потенциал. Часто возникает борьба между фанатиками, которым нравится их уютный маленький клуб, и фанатиками, которые хотят популярности – своей, группы и новой идеи. В любом случае субкультура всегда имеет охраняемые границы, но если новая идея будет достаточной крутой, швабры преодолеют эти границы.

Оптимальное соотношение швабр и гиков в субкультуре примерно 6:1. При таком соотношении швабры производят больше ресурсов, чем потребляют. Соотношение более 10:1 делает субкультуру недееспособной, в таких условиях фанатики начинают выгорать. В идеале соотношение необходимо контролировать. Я думаю, что немногие творцы понимают это, и, даже если бы понимали, не уверен, что можно изменить ситуацию. Швабры сбиваются в группы. Их может быть немного, но число швабр способно резко вырасти.

Социопаты появляются только в том случае, если швабр достаточно, ведь использования швабр – их стратегия. В некоторых субкультурах это норма, и там преуспевают в эксплуатации швабр. Как вариант, вы можете распознать социопатов и изгнать их. Гики неплохо распознают социопатов, но не умеют их изгонять. Швабры не распознают социопатов, впрочем, им все равно. Швабры вносят минимальный вклад в субкультуру и просто уходят, когда социопаты разрушают ее. К тому времени, когда появляются социопаты, швабры составляют большую часть субкультуры. Социопаты манипулируют швабрами, и гикам трудно одолеть подавляющее большинство.

Как ни странно, гики нуждаются в социопатах, если новая идея становится чем-то большим, чем просто увлекательное хобби или преходящее увлечение, которое сходит на нет из-за вторжения швабр.

Так что же делать?

Будь немного злым

Субкультуры утеряли популярность к 2000 году. Временами новые субкультуры все еще появляются, но у них нет той культурной и социальной силы. Классическая модель субкультуры больше не работает из-за того, о чем я написал ранее, а также по другим причинам, о которых я расскажу в других статьях. Не думаю, что субкультуры можно спасти.

Однако адаптивный режим – моя надежда – во многом напоминает субкультуры. Но и в нем может проявиться та же социальная динамика, если не будет сильного противоядия. Венкатеш Рао предлагает: будь немного злым. Гикам нужно изучить и применять уловки социопатов, тогда они смогут использовать больше ресурсов и избавиться от социопатов. Конкретные стратегии выходят за рамки этой книги. Однако у меня есть предположение: Рао считает, что социопаты на самом деле нигилисты – в том же смысле, в каком я использую это слово. Гики верят, что субкультура вечна, ведь новая идея – это источник смысла, который задает цель. Вера в то, что все имеет смысл, значительно упрощает управление субкультурами.

Однако нужно взглянуть на вещи реально и отказаться от веры в то, что новая идея обязательно победит. Такой реалистический взгляд характерен для нигилизма. Однако в нигилизме есть свои заблуждения. Создавая красивые, полезные новые идеи нужно защищать их от нигилизма тоже. Реалистичный взгляд на вещи не должен быть наивным или нигилистичным. Нужна середина, целостный подход. Это и есть адаптивный режим.

Источник: Meaningness


[1] Венкатеш Рао считает, что в любой организации люди делятся на три группы: простецы, неудачники и социопаты. Простецы ошибочно полагают, что организация должна следовать миссии: например, продавать виджеты, спасать исчезающих цапель или обучать школьников. Они преданы этой миссии и продуктивно работают над ее продвижением. Неудачники приходят в организацию, потому что им нужны деньги. Они прикладывают минимальные усилия и хотят сделать свою работу приятной. Социопаты осознают тот факт, что организация – всего лишь площадка для игры за власть. На самом деле никого не интересуют виджеты, цапли или чужие дети. Неудачники тоже это понимают, но у них нет того, что нужно для игры во власть.

В субкультурах гики – это простецы. Они увлечены всеми составляющими субкультуры. Швабры – неудачники, они хотят приятно провести время в обмен на минимальные усилия. Социопаты называются так же. В деталях динамика офисных групп и субкультур довольно сильно отличается. Например, принцип Жерве гласит, что организации создают социопаты, а за упадок ответственны простецы, тогда как субкультуры создают гики, а разрушают швабры.

 [2] Я использую слово «гик» в значении «человек, глубоко увлеченный чем-то, что не интересно большинству людей». Также гиками называют людей с фестиваля научной фантастики. Они похожи, но фанаты садоводства и гольфисты, которых можно назвать гиками, необязательно читают научную фантастику. Однако они могут создавать свои субкультуры.

[3] Аббревиатура MOP расшифровывается как member of the public, с англ. «представитель общественности» (игра слов, второе значение слова mop в английском – «швабра» – прим. ред.). Это слово довольно популярно в Великобритании. Мое американское (неправильное) использование слова, вероятно, несколько нестандартно. Также швабр можно назвать «случайными людьми» или «туристами».

[4] Все эти термины – творцы, фанатики, швабры, социопаты – условные. Кроме того, они меняются с течением времени. Нельзя со стопроцентной точностью сказать, кто является необычайно восторженным шваброй, а кто фанатиком, менее преданным, чем некоторые другие фанатики, а также считается ли тот, кто время от времени занимается творчеством для поддержки субкультуры, фанатиком или творцом. Роль всегда можно сменить.

[5] Я использую термин «социопат» в неформальном смысле, как Венкатеш Рао, а не в клиническом смысле.

[6] Я расскажу о препятствиях вхождения в субкультуру более подробно в следующих статьях.

[7] Позеры больше ориентируются на социопатов, чем на швабр, но не делают четких различий между ними.

#Мода перевода
Автор статьи:
Вежбицкая Ксюша. Родом из самого индустриального города Сибири — Новокузнецка. Училась на факультете русского языка и литературы. Работает внештатным автором в печатных и интернет-изданиях, а также пишет короткие рассказы. Участник всероссийских мероприятий для молодых писателей. Автор публикаций в толстых литературных журналах и сборника рассказов «Не поехать ли нам за счастием».
комментариев
Вам также может быть интересно
  • Ричард Чаркин: хроника цифровых войн в издательском деле

  • Почему при чтении печатных изданий мы запоминаем больше информации, чем при прослушивании аудио- и при просмотре видеоисточников

  • От гениального оригинала до удачного перевода. Роман Достоевского «Игрок»: «непричёсанный» перевод Александра Ницберга

  • Могут ли писатели-фантасты рассказать людям об экологических проблемах лучше, чем учёные?

  • Почему я использую предупреждения о шок-контенте?

  • Чарли Стросс. Как писать длинные книжные циклы

Хотите стать автором Литературного проекта «Pechorin.Net»?
Тогда ознакомьтесь с нашими рубриками или предложите свою, и, возможно, скоро ваша статья появится на портале. Тексты принимаются по адресу: info@pechorin.net. Предварительно необходимо согласовать тему статьи по почте.

Хочу быть в курсе последних интересных новостей и событий!

Подписываясь на рассылку, вы даете свое согласие на обработку персональных данных, согласно политике конфиденциальности.