Турбина Надежда 14.06.2020 9 мин. чтения

Джон Р. Р. Толкин и Клайв С. Льюис – два разных подхода к созданию фэнтези-миров.

Как так вышло, что Джон Рональд Роуэл Толкин и Клайв Стейплз Льюис стали законодателями жанра фэнтези в литературе и авторами чуть не самых значимых книг XX века? Как и всё самое важное в жизни, это получилось случайно. Толкин и Льюис познакомились в 1926 году в Оксфордском университете, где оба преподавали филологию, и прямиком оттуда отправились в «экспедицию» в ранее неизвестные никому дебри волшебных миров.

Много беседуя и споря о культуре и мифологии, Льюис и Толкин сошлись на том, что в существующей литературе им мало что действительно нравится. И они стали писать, предварительно поспорив, кто опубликуется первым. Победил Льюис, первым напечатав свой роман из цикла «Космическая трилогия» в 1938 году. То, что сочинял в это время Толкин, впоследствии влилось в сюжет «Властелина колец», - так что он, если и не победил, но точно не проиграл. Цель состязания была достигнута, «мы обеспечили друг друга историями, слушать и читать которые нам действительно нравилось», - напишет потом Толкин.

Толкина и Льюиса объединяет любовь к своему предмету и научно-литературный кружок «Инклинги», члены которого увлекались северной мифологией.

Встреча двух писателей стала нулевым километром для всех троп, дорог и трактов, по которым пройдёт Фродо с кольцом на шее, проскачет конь со своим мальчиком на спине, пробегут, проедут в повозках и прошествуют войском все-все их собратья и «коллеги» из соседних выдуманных миров. Но, несмотря на то, что сказочное творчество обоих мастеров берет начало из одной точки, всё же, оси в этой системе координат направлены в разные стороны. Это видно и по принципу работы над созданием произведений, и по итоговому результату.

Клайв Стейплз Льюис, что было наглядно доказано при помощи пари, писал быстро. Свою самую знаменитую книгу, цикл сказочных повестей «Хроники Нарнии», он создал всего за 6 лет. В то же время, Джон Рональд Роуэл Толкин один только роман «Властелин колец» обдумывал и писал 18 лет. А сам мир Средиземья писатель выковывал и шлифовал до блеска в кузнице своего воображения всю жизнь, - создавал «Сильмариллион» (летопись Арды), придумывал языки, с помощью которых действительно можно общаться (их около двадцати!), описывал неповторимую культуру каждого государства Средиземья во множестве легенд и песен.

Толкин тщательно следил за стилем своих произведений, прорабатывал историю до самых крохотных деталей, всегда чётко знал, откуда что пришло. Например, он не упоминал во «Властелине колец» табак и картофель как «tobacco» и «potato», потому что это слова романского происхождения. В тексте мы можем встретить только «pipe-weed» и «taters» - слова те же по значению, но с германскими корнями – для автора это было важно.

Очень многое Толкин, профессор Оксфордского университета, заимствовал из Старшей и Младшей «Эдд». Отсюда и название Средиземья – Middle-earth – срединный мир или Мидград. Эльфы и гномы – это альвы с чертами асов и цверги, - с той лишь разницей, что толкиновские гномы воинственнее своих скандинавских предков и могут запросто находиться под солнечным светом, а эльфы умеют ковать и колдовать безо всякой посторонней помощи. Имена всех тринадцати гномов перечислены в «Прорицании Вёльвы». Дракон Смауг – брат-близнец Фафнира из «Песни о Нибелунгах»: оба лежат на золоте, у обоих не хватает чешуйки в области сердца – единственное уязвимое место. А маг Гендальф в своей широкополой шляпе, с бородой и посохом подозрительно похож на бога Одина в его земном обличии.

В то же время, в образе Арагорна угадывается король Артур из валлийских легенд, которому тоже пришлось доказывать своё право на трон при помощи особенного меча. История с находкой дьявольски волшебного кольца в пещере до «Хоббита» имела место в «Республике» Платона. Берен и Лютиэн из «Сильмариллиона» похожи на героев сказания «Поиски Олвен», а валар Мелькор проходит классический путь падшего ангела.

Подобных параллелей множество, но, если не разбирать эту мозаику на части, она выглядит как стройная схема, где каждый элемент является узловым и связующим.

Льюис же, напротив, широким шагом шёл от общего к частному, часто не достигая конечного неделимого атома, а обрисовывая лишь силуэты молекул. Он вдохновлялся всем, что его окружало, и, кажется, светлый бог оливье и винегрета благословил его наугад смешивать всё, к чему тянется рука, и получать неповторимый вкус. Название Нарнии Льюис нашёл на карте в Атласе Древнего мира и лихо перенёс её на склоны ирландских гор. Образ маленькой Люси возник синхронно с появлением в доме автора юной Джун Флюэтт, эвакуированной из Лондона в 1939 году, а образ Дигори Керка из «Льва, Колдуньи...» - это память о профессоре Кёркпатрике, первом настоящем учителе Льюиса.

Языческие друиды и фавны самым замечательным образом существуют под началом льва Аслана, который, очевидно, связан с образом Христа. Параллели между эпизодами из «Хроник Нарнии» и Евангелием очевидны. Например, в повести «Лев, Колдунья и платяной шкаф» Аслан погибает, как Иисус на Голгофе, чтобы искупить вину Эдмунда, и на утро воскресает. В «Коне и его мальчике» есть эпизод, где в разгар спора о реальности Льва появляется он сам с такими словами: «Потрогай меня. Понюхай. Вот мои лапы, вот хвост, вот усы», что перекликается с Евангелием от Луки, где воскресший Иисус позволяет апостолам потрогать себя, чтобы убедиться в том, что он - не призрак.

Таких моментов можно найти немало, но интересно то, что сам Льюис ещё в детстве отошел от христианства и вновь обратиться к нему ему помог, опять же, Джон Толкин. Всё, что ни происходит в Нарнии, – это воля и замысел Аслана, в то время, как Эру Илуватар, сотворивший мир Средиземья своею песнью, не похож на христианского бога. Он не спускается в Арду из Чертогов Безвременья и вообще находится в стороне от всех событий. Людям, эльфам, хоббитам, гномам и прочим народам приходится самим усмирять друг друга, и в этом отражается одна из ключевых идей трилогии Толкина: «И слабейший из смертных может изменить ход будущего».

Как попасть в Средиземье, к сожалению, пока не известно, потому что это - отдельная вселенная, никак с нашей не соприкасающаяся. А Нарнию Льюис изображает как один из бесконечного множества миров, попасть в которые можно через пруды в Лесу-между-мирами, и из которых наш реальный мир – далеко не самый чудесный. В нашем мире, «если ты был мальчиком, тебе приходилось носить каждый день твёрдый белый воротничок, а школы, большей частью, были ещё хуже, чем теперь». Это - отражение неприятных воспоминаний автора о той школе, в которой учился он сам. Отсюда - и неоднократно повторяющийся образ двери – побега из промозглого нашего мира в Нарнию, где дети учатся узнавать своего огромного тёплого мудрого Льва во множестве других обличий, что поможет им во взрослой жизни.

Таким образом, мы видим, что произведение Льюиса носит аллегорический характер, это притча, и она иносказательна. По этой же причине на карте Нарнии - множество белых пятен, а образы героев несколько условны. Важна канва истории, а не узор, которым она расшита.

А если мы посмотрим на карту Средиземья, то, наоборот, поразимся её насыщенности. Потому что этот мир с его историями, мифами, персонажами и языками принадлежит себе самому, в нём эльфы и гномы – это эльфы и гномы и никто больше, а Тёмный Властелин – это не кто иной, как Тёмный Властелин, а вовсе не Гитлер, как утверждали многие и что Толкин устал оспаривать. Он не жаловал аллегорию как художественный приём, ведь у его произведений другая задача, – служить основой своему миру.

А у Льюиса – нашему.

И оба справились со своей задачей, и никто не проиграл пари. Да, у двух близких друзей, Джона Рональда Роуэла Толкина и Клайва Стейплза Льюиса был разный подход к созданию волшебных миров, но нельзя забывать, что они были первыми, кто осмелился отправиться наугад через Мглистые горы.

Рассуждая о новом жанре, Толкин говорил, что фэнтези служит порталом для ухода из реальности, отказом от привычного восприятия мира, но, в то же время, позволяет увидеть наш мир новыми, ясными глазами и вернуться в него Гендальфом Белым. По-английски это называется recovery – «восстановление», «обретение вновь».

И таким же обретением, новым рождением окажется проход через дверцу платяного шкафа, когда сбудется пророчество Льюиса: «Когда-нибудь вы станете достаточно взрослыми, чтобы снова прочитать сказки».

#блог #писатель
Автор статьи:
Турбина Надежда. Родилась в Москве в 2000 году и с этого момента произрастала одной ногой в библиотеке дедушки, преподававшего на филфаке МГУ, другой - в лесу. Кончилось это тем, что теперь Надя с одной стороны студентка журфака Московского университета, с другой - кандидат в мастера спорта по спортивному ориентированию. Есть ещё третья, затылочная сторона, и она с детства крепко связана с театром, и именно на неё приходятся две руки, которые последние несколько лет постоянно пишут, пишут, пишут...
комментариев

Войдите или зарегистрируйтесь , чтобы оставлять комментарии.

Вам также может быть интересно
  • Есть только то, что есть... О романе Г. Яхиной «Зулейха открывает глаза»

  • «Равельштейн» Сола Беллоу. Последний роман писателя - выполненное обещание другу

  • «Картинные девушки. Музы и художники. От Рафаэля до Пикассо»

Хотите стать автором Литературного проекта «Pechorin.Net»?
Тогда ознакомьтесь с нашими рубриками или предложите свою, и, возможно, скоро ваша статья появится на портале. Тексты принимаются по адресу: [email protected]. Предварительно необходимо согласовать тему статьи по почте.

Хочу быть в курсе последних интересных новостей и событий!

Подписываясь на рассылку, вы даете свое согласие на обработку персональных данных, согласно политике конфиденциальности.