"
Зайцева Ульяна 01.08.2020 12 мин. чтения
Дж. К. Роулинг пишет о своих причинах высказаться по вопросам пола и гендера

(Ульяна Зайцева, перевод с английского: J.K. Rowling, https://www.jkrowling.com/, 10 june 2020)

Настало время объясниться по одному очень токсичному вопросу. Однако пишу я эти строки без всякого желания преумножить эту токсичность.

Для тех, кто не в курсе: в декабре прошлого года я выразила поддержку налоговому специалисту Майе Форстетер в Твиттере; она потеряла работу из-за твитов, которые сочли «трансфобными». Она обратилась в суд по трудовым спорам и попросила судью решить, защищена ли законом философская концепция о том, что пол определяется биологией. Судья Тайлер постановил, что нет.

Мой интерес к проблемам трансгендеров возник примерно на два года раньше дела Майи. Всё это время я внимательно следила за дискуссией вокруг концепции гендерной идентичности. Я встречалась с людьми -трансгендерами; читала различные книги, блоги и статьи, написанные ими, а также специалистами по гендерным вопросам, интерсексуалами, психологами, экспертами по безопасности, социальными работниками и врачами. Я также следила за этими обсуждениями в Интернете и в традиционных СМИ. Мой интерес к этому вопросу был профессиональным. Я пишу серию детективов, действия в которых разворачиваются в наши дни. Моя героиня, женщина-детектив, находится в том возрасте, когда эти проблемы ей не только интересны, но и непосредственно влияют на её жизнь. С другой стороны, мой интерес и очень личный, что я и собираюсь объяснить ниже.

Всё то время, что я исследовала и изучала этот вопрос, моя лента в Твиттере так и кишела обвинениями и угрозами со стороны транс-активистов. Началось всё с «лайка». Когда я только начала погружаться в тему гендерной идентичности и трансгендеров, я делала скриншоты заинтересовавших меня комментариев на случай, если я захочу позже изучить их внимательнее. Однажды по рассеянности я нажала кнопку «лайк» вместо «скриншот». Этот единственный «лайк» сочли доказательством моего неправедного мышления, и начались негромкие, но настойчивые преследования.

Я прекрасно понимала, что произойдет, когда я поддержу Майю. К тому времени меня уже блокировали в четвёртый или в пятый раз. Я ожидала того, что мне станут угрожать насилием, чего-нибудь типа того, что я «буквально убиваю трансгендеров своей ненавистью».

Чего я никак не ожидала после очередного снятия блокировки, так это лавины электронных и бумажных писем. Подавляющее большинство откликов выражали одобрение, благодарность и поддержку. Они были от добрых, чутких и интеллигентных людей, некоторые из которых работают в областях, связанных с гендерной дисфорией (расстройством гендерной идентичности). Были среди них и трансгендеры, глубоко обеспокоенные тем, какое влияние в наши дни социально-политические концепты оказывают на политику, медицинскую помощь и поддержание безопасности. Их волнует положение молодых людей, геев, а также нарушения прав женщин и девочек.

Я не заходила в Твиттер много месяцев как до, так и после твита в поддержку Майи, опасаясь за своё психическое здоровье. Я вернулась только потому, что хотела поделиться бесплатной детской книгой во время пандемии. И в тот же час активисты, которые явно считают себя хорошими, добрыми и прогрессивными людьми, вновь ринулись на мою страничку, считая себя вправе контролировать мои высказывания и обвинять меня в ненависти.

Так зачем же я это делаю? К чему мне публичные высказывания? Почему бы не заниматься своими исследованиями молча, не поднимая головы?

Я обеспокоена взрывным ростом числа молодых женщин, желающих поменять пол, равно как и тех, кто, кажется, готов вернуть свой первоначальный пол. Последние сожалеют о том, как в некоторых случаях безвозвратно изменились их тела, и о том, что они лишились детородной функции.

Главным аргументом многих нынешних транс-активистов является то, что подросток с гендерной дисфорией непременно убьёт себя, если запретить ему поменять пол. В своей статье Маркус Эванс объясняет, почему он ушёл из Тавистока (национальная государственная клиника по смене пола в Англии). Психиатр заявил, что утверждения о том, что дети убьют себя, если им не разрешат поменять пол, не согласуются в значимой мере с какими-либо убедительными данными или исследованиями в этой области. Не согласуются они и с теми случаями, с которыми я сталкивалась на протяжении десятилетий своей психотерапевтической практики.

Среди письменных свидетельств молодых мужчин-трансгендеров можно выделить группу особо чувствительных и умных людей. Чем больше таких рассказов о гендерной дисфории я читала, проникаясь проницательными описаниями тревоги, разрушения ассоциативных связей, расстройств пищевого поведения, самоповреждений и ненависти к себе, тем больше задавалась я вопросом: родись я тридцатью годами позже, захотела бы я сменить пол? Соблазн избежать становления женственности мог оказаться огромным. Будучи подростком, я страдала тяжелым обсессивно-компульсивным расстройством. Найди я сочувствующее сообщество в Интернете, коего не было в моём непосредственном окружении, я бы, возможно, поддалась убеждениям превратиться в мальчика; ведь мой отец никогда не скрывал, что предпочёл бы иметь сына, а не дочь.

Когда я читаю о теории гендерной идентичности, я вспоминаю слова Симоны де Бовуар*: «Вполне естественно, что будущая женщина испытывает негодование по поводу ограничений, налагаемых на неё полом. На самом деле вопрос не в том, почему она должна их отвергать, а в том, чтобы понять, почему она их принимает».

У меня не было реальной возможности стать мужчиной в 1980-е годы. Поэтому книги и музыка, -  вот то, что помогало мне справляться и с психологическими трудностями, и с пристальным и пристрастным изучением своей сексуальной привлекательности. Так многие девочки-подростки объявляют из-за этого настоящую войну своему телу. К счастью, я нашла свое собственное чувство отличности от других и свою амбивалентность в том, чтобы быть женщиной. В этом мне помогли произведения женщин-писателей и музыкантов. Они заверяли меня, что, несмотря на всё то, что сексистский мир пытается навязать женщинам, это нормально, если ты не чувствуешь себя уступчивой дурой в розовых оборочках; нормально чувствовать себя смущенной, мрачной, сексуальной и несексуальной одновременно, не зная, кто же ты на самом деле.

Я хочу высказаться предельно ясно: я осознаю, что смена пола является выходом для некоторых людей с гендерной дисфорией. Однако я также осведомлена о том, что обширные исследования доказывают, что от 60 до 90% подростков с гендерной дисфорией эту дисфорию перерастут.

Так получилось, что я знакома с женщиной-транссексуалом. Будучи старше, она прошла долгий и строгий процесс оценки, курсы психотерапии и поэтапное преобразование. Нынешний взрыв транс-активизма требует устранения почти всех надёжных систем, через которые когда-то должны были проходить кандидаты на смену пола. Мужчина, который не намерен делать операцию и принимать гормоны, теперь может получить сертификат о признании пола и стать женщиной с точки зрения закона. Многие люди об этом не знают.

Мы переживаем самый мизогинистический период из всех тех, что мне довелось испытать. Еще в 80-е годы я полагала, что моим будущим дочерям, если они у меня родятся, будет намного лучше, чем мне в своё время. Однако со времён неприятия феминизма до онлайн-культуры, насыщенной порно, я считаю, что для девочек всё только значительно ухудшилось. Никогда я не видела женщин, опороченных и обесчеловеченных до такой степени, как сейчас. От «героя» (коих хватает в длинной череде обвинений в сексуальном насилии в свободном мире), который гордо бахвалится: «хватай их за киску», до движения «девственников поневоле», которые обрушиваются на женщин за то, что те не дают им секса, и  транс-активистов, которые заявляют, что феминистки нуждаются в порке и переобучении. Мужчины всех политических взглядов, похоже, согласны: женщины напрашиваются на неприятности. Везде женщинам говорят заткнуться и сесть, а не то…

Но, как говорили многие женщины до меня, «женщина» - это не костюм. «Женщина» - это не идея в голове мужчины. «Женщина» - это не розовые мозги, не обожание Джимми Чу или как там они ещё позиционируются с точки зрения любых других сексистских идей, которые сейчас почему-то считаются прогрессивными. Кроме того, «гендерно-корректный» язык, который называет женщин «менструаторами» и «людьми с вульвой», многих женщин коробит, они считают его обесчеловечивающим и унижающим.

Я верю, что большинство транс-идентифицированных людей не только не представляют угрозы для окружающих, но и уязвимы по всем тем причинам, которые я изложила. Трансгендеры нуждаются и заслуживают защиты.

Поэтому я хочу безопасности для транс-женщин. Но я не хочу, чтобы девушки и женщины по рождению были менее защищены. Когда вы открываете двери туалетов и раздевалок любому мужчине, который считает или чувствует себя женщиной – и, как я уже сказала, свидетельства о подтверждении пола теперь могут выдаваться без необходимости хирургического вмешательства или приёма гормонов, – тогда вы открываете дверь всем мужчинам, которые хотят войти внутрь. Это очевидная истина.

В субботу утром я прочитала о том, что шотландское правительство возобновляет реализацию своих спорных планов по признанию пола, что фактически означает, что всё, что нужно мужчине, чтобы «стать женщиной», – это сказать, что он ей является. Выражаясь современным языком, это задело мою триггерную точку. Я считаю, что моё правительство безрассудно играет безопасностью женщин и девочек.

Поздно вечером в субботу я просматривала рисунки, которые дети прислали для моей книги на карантине, и перед самым сном я забыла о первом правиле Твиттера – никогда, никогда не жди обстоятельной беседы – и отреагировала на то, что мне показалось написанным унизительным в отношении женщин языком. Я высказалась в защиту важности пола и с тех пор расплачиваюсь. Меня записали в трансфобы. «Вы Волдеморт», – сказал один человек, явно полагая, что это единственный, понятный мне язык.

Было бы намного проще писать в Твиттере под утверждёнными хэштегами – потому что, конечно, права трансгендера – это права человека, и, конечно же, жизнь трансгендеров имеет значение – обойди недремлющие куки и грейся в лучах показной добродетели. О, радость, облегчение и безопасность конформизма. Как писала Симона де Бовуар: «… без сомнения, удобнее терпеть слепое рабство, чем работать ради своего освобождения».

Я отказываюсь склоняться перед движением, которое, как я считаю, наносит явный вред, стремясь разрушить понятие «женщина» как политический и биологический класс. Я на стороне отважных женщин и мужчин, геев, натуралов и трансгендеров, которые выступают за свободу слова и мысли, а также за права и безопасность наиболее уязвимых представителей нашего общества.

Ни одна из женщин, критически настроенных к вопросам гендерной идентичности, с которыми я разговаривала, не ненавидит трансгендеров. Напротив, многие из них обеспокоены этой проблемой, в первую очередь, из-за заботы о молодых трансгендерах. Они также сочувствуют взрослым трансгендерам, которые просто хотят жить своей жизнью, но сталкиваются с негативной реакцией на себя из-за деятельности транс-активистов, которую они, впрочем, не одобряют.

Как и у любого человека на этой планете, у меня своя сложная история жизни. Она формирует мои страхи, мои интересы и моё мнение. Я всегда помню об этих внутренних трудностях, когда создаю своих персонажей, и я, конечно же, всегда помню о них, когда дело касается трансгендеров.

Всё, о чём я прошу, всё, чего я хочу, – это такого же сочувствия, такого же понимания для многих миллионов женщин, единственное преступление которых состоит в желании быть услышанными без того, чтобы получить угрозы и оскорбления в ответ.

Источникhttps://www.jkrowling.com/.


*Симона ле Бовуар – французская писательница, идеолог феминисткого движения.

#новость #мода перевода
Автор статьи:
Зайцева Ульяна. Родилась в г. Коркино, Челябинской области. Окончила Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта (НИИЖТ), прошла профессиональную переподготовку по специальности «Преподаватель английского языка\Переводчик» в Челябинском педагогическом университете. Увлекается путешествиями, чтением, горными лыжами, йогой.
комментариев

Войдите или зарегистрируйтесь , чтобы оставлять комментарии.

Вам также может быть интересно
  • Как Вирджиния Вульф в своих письмах сохраняла жизнь умершему брату

  • Сент-Экзюпери снова летает, пишет и любит

  • Илей Уильямс «Словарь лжеца»: блестящее владение слогом

Хотите стать автором Литературного проекта «Pechorin.Net»?
Тогда ознакомьтесь с нашими рубриками или предложите свою, и, возможно, скоро ваша статья появится на портале. Тексты принимаются по адресу: [email protected]. Предварительно необходимо согласовать тему статьи по почте.

Хочу быть в курсе последних интересных новостей и событий!

Подписываясь на рассылку, вы даете свое согласие на обработку персональных данных, согласно политике конфиденциальности.