150 лет И.С. Шмелёву – полтора столетия у истоков современной православной художественной литературы

16.10.2023 11 мин. чтения
Ордынская Ирина
Главный редактор журнала-библиотеки «Эхо Бога», писатель Ирина Ордынская напоминает, что Иван Сергеевич Шмелёв стал основоположником православной прозы первой половины XX века, когда было разрушено христианское мироустройство России. Сегодня на опыт Шмелева могут опираться в своём творчестве современные духовные писатели. Не менее важны его произведения и для любителей литературы: «И мы, читая Шмелёва, становимся лучше, чище».

Творчество каждого настоящего писателя строится на искренности. Пусть даже неосознанно, но всё равно в его произведениях проявляется самое дорогое и важное для него. Какими бы тропами ни проходило вдохновение писателя, какие бы идеи, особенно в молодости, ни захватывали его сознание, настоящий талант, в конце концов, возвращается к темам наиболее для себя важным, основополагающим для души.

Иван Сергеевич Шмелёв в первую и главную очередь был православным человеком, с самого раннего детства глубоко верующим. Родился он в московской по-настоящему консервативной православной купеческой семье, в Замоскворечье. Предки его были староверами, позже Шмелёвы перестали быть староверами, но истовое, пламенное отношение к вере осталось. И это особое острое чувство любви к вере в Бога с самого детства отличало будущего писателя.

На всю жизнь он сохранил нежность к своему воспитателю – дядьке Михаилу Горкину, набожному старику, который привил ему любовь к Богу, к народным традициям, к Отечеству. Какие бы модные идеи свободы и равенства ни трогали ненадолго его сердце (писатель сначала приветствовал Февральскую революцию), вера как лакмусовая бумага помогала ему осознать неверность направления вектора происходящего и вернуться к тому, что с самого начала было краеугольным камнем его существования, – к православной вере.

Жизненный путь Шмелёва не просто труден, а действительно трагичен. Он пережил катастрофу гибели державы, когда в революцию разрушали самое дорогое для писателя – христианское мироустройство его Родины. Ужасное личное горе: бесценный единственный сын как белый офицер был расстрелян большевиками. Перед глазами Шмелёва прошли страшные беды, случившиеся с его ещё вчера великой Россией: гражданская война, голод в Крыму, свидетелем и жертвой которого он стал, исчезновение всего, что казалось незыблемым и вечным. Только чудом ему самому удалось избежать ареста – благодаря его известности как писателя.

Когда Шмелёв с женой вернулись из Крыма в холод голодной Москвы, выбор был невелик: или терпеть ненавистную новую власть, постоянно опасаясь ареста, или уехать за рубеж. До кончиков ногтей русский, до глубины души православный писатель оказался вдали от своей Родины. Вынужденно жил в Париже.

Богатство палитры самой разной литературы начала XX века впечатляет. Оказавшиеся вне большевистской страны писатели могли создавать произведения на любые близкие им темы. И только один И.С. Шмелёв продолжал писать о православном бытии Родины. Именно в его книгах сохранялась, будто консервировалась жизнь православной России со всеми её храмами, монастырями, богомольем, странниками, церковными праздниками, обрядами… Как глоток свежего воздуха, как связь с прошлым, как радость прикосновения к ушедшему, родному миру, восприняли его произведения читатели. Какие потрясающие письма Шмелёв получал от людей, оказавшихся в вакууме чужой культуры и находивших утешение в его книгах!

«Богомолье», «Лето Господне», «Пути небесные», «Старый Валаам» – каждое из этих произведений сохраняло для будущих поколений, казалось, ушедший в прошлое православный мир. Даже Зинаида Гиппиус, с которой у писателя были сложные отношения, называла книгу «Богомолье» сокровищем и писала автору: «Непередаваемым благоуханием России исполнена эта книга. Ее могла создать только такая душа, как Ваша, такая глубокая и проникновенная Любовь, как Ваша. Мало знать, помнить, понимать, со всем этим надо еще любить… Не могу Вам рассказать, какие живые чувства пробудила она в сердце, да не только в моем, а в сердце каждого из моих друзей, кому мне пожелалось дать ее прочесть».

Именно любовь к Родине, восприятие её как православной державы сблизило И.С. Шмелёва за рубежом с русским философом, мыслителем Иваном Ильиным. Близкая дружба вылилась в постоянную переписку. Ильин высоко ценил творчество Шмелёва, считал, что именно в его книгах проявился дух православного мироощущения. Ильин писал Шмелёву: ««Лето Господне» – благоухает навек. Не забудется, пока Россия будет». А роман «Пути небесные» Ильин называл первым «сознательно-православным романом в русской литературе». Возможно, философ Ильин увидел в творчестве Шмелёва самое главное: «В каждой строке Вашей философия живет и поет… философия – это не резонерство, а рост смысла в страдании; не выверты рассудка, а зовы и звоны таинственного колокола, молитва сокровенного ума; Божия молния в человеческой пещере. Все истинно-художественное – философично: тою главною мудростью, из-за которой вообще и на земле-то стоит жить. А Ваши создания дышат этой философией, поют ею. Поэтому полюбляешь их и навсегда».

Нас приучили к мысли, что нравственный облик писателя как будто не имеет отношения к его творчеству. Но это не так. Не может человек писать о том, что не прочувствовал, об идеях, которые для него чужды. Литератор достает из своего сердца кровно близкое ему и наполняет этим страницы. А фальшь читатель сразу чувствует. Конечно, «гений и злодейство» несовместимы! Только человек с подлинно чистой душой мог написать книги, полные света веры. Трудно найти среди писателей-классиков такого порядочного и безупречно честного человека, как И.С. Шмелёв. Это касалось всего, в том числе его личной жизни. 41 год он прожил в счастливом браке с Ольгой Александровной Охтерлони, с которой познакомился ещё в юности. Она стала для него настоящим ангелом-хранителем, в ответ он был ей безмерно предан. Шмелёв не старался казаться верующим человеком, а был им. До последних дней писатель жил как истинно православный человек. Его мир строился на молитвах, основой мировоззрения всегда оставалось Евангелие.

В то время, когда И.С. Шмелёв писал о дореволюционной православной России, казалось, что та ушла навсегда. Многие думали, что никогда больше не будет прежней страны, что вера в Бога в ней погибла. Книги Шмелёва воспринимались, как памятник тысячелетней православной цивилизации – музей погибшего мира. Но Бог рассудил иначе, и теперь, когда православие в России возрождается, произведения Шмелёва становятся «мостом», соединяющим нас с предками. Эти книги позволяют нам воочию представить, как именно был устроен традиционный православный мир. Мы можем его понять и поучиться у него.

Но не только книги о православии, но и остальные произведения И.С. Шмелёва, по сути, глубоко христианские, потому что содержат в себе тот самый взгляд на человека, в основе которого лежит заповедь «возлюби ближнего». Каждый герой обласкан настоящей христианской любовью писателя, а то и оплакан с беспредельным сочувствием. Так книгу «Солнце мёртвых» можно считать реквиемом по безвинно погубленным страшным голодом душам в революционные времена. Только человек с подлинно открытой и сострадательной душой мог не побояться написать такую правду. Нужно иметь большое мужество и любовь к людям, чтобы не пройти мимо чужих мук, а создать в память о них такую пронзительную книгу, в своё время потрясшую весь мир.

И.С. Шмелёв – глубоко национальный писатель, в лучшем смысле этого слова. Как ни парадоксально это прозвучит, но именно потому он стал писателем мирового значения. Не бывает человека вообще, каждый из нас вмещает в себя всё, что накопил в себе за годы. Так любой настоящий писатель интересен для всего человечества, потому что в его творчестве отражается часть мира, в котором он сформировался. Русская православная цивилизация отобразилась в мировоззрении, в душе Шмелёва и стала основой его писательского творчества.

Мы лучше всего узнаём страны в различных уголках Земли, знакомясь с их культурой и в первую очередь с прозой и поэзией, потому что в них звучат живые человеческие голоса. Россия интересна человечеству и становится понятнее через самое дорогое для неё – православную веру. Именно поэтому книги И.С. Шмелёва переведены на многие языки мира. Преданные читатели за рубежом были у них всегда, и не только из числа наших соотечественников, Шмелёва читают уроженцы разных стран и континентов. Два раза писатель был номинирован на Нобелевскую премию по литературе (1931 и 1932 годы) – писателем Томасом Манном и филологом-славистом Николасом ван Вейком.

К сожалению, на родине творчество Шмелёва долгое время оставалось неизвестно, книги не печатались, они практически находились под запретом. Очень жаль, но и в новые времена мало что изменилось. Существует всего лишь один музей Шмелёва, в Крыму, в Алуште. В Москве, которую писатель так любил, в которой вырос и часто изображал в своих произведениях, музея писателя нет. Непростительно редко пишут в СМИ о творчестве Шмелёва, мало его исследуют. Это несправедливо и неправильно.

У каждого направления в литературе есть начинатели, И.С. Шмелёв показал, что о православной вере можно рассказывать языком художественной литературы. Можно сказать, что он является основоположником подобной прозы, благодаря его творчеству легче существовать современным духовным писателям. Он классик, у которого могут учиться и на которого могут опереться православные литераторы.

Наверное, И.С. Шмелёв сейчас самый злободневный и нужный России автор. Он вновь служит Отечеству своим пером. Годы безверия и разрушения Церкви, время новомучеников стали пропастью между дореволюционной Россией и сегодняшним днём. Книги Шмелёва становятся «мостом», который соединяет края этой пропасти. Стоя возле груды кирпичей давно разрушенного храма, современный человек может с помощью точной, талантливой прозы Шмелёва почувствовать ушедшее, понять, как жила Святая Русь. Писатель делится с нами самыми искренними религиозными переживаниями, любовью к Господу, Богородице и святым. И мы, читая Шмелёва, становимся лучше, чище.

320
Автор статьи: Ордынская Ирина.
Прозаик, драматург, публицист, сценарист. Член Союза писателей России, Союза журналистов России и Национальной ассоциации драматургов. Главный редактор журнала-библиотеки «Эхо Бога». Автор 15 книг прозы, 5 пьес, литературных сценариев. Награждена Золотым Витязем Международного литературного форума «Золотой Витязь». Победитель Международного литературного форума «Славянская лира» (Белоруссия). Золотая медаль – победитель Международного конкурса «Лучшая книга года 2015» (Германия). Нагрудный знак Просветительского Свято-Троицкого Елизаветинского общества за увековечивание памяти Царской семьи. Награждена специальным призом РПЦ «Дорога к Храму». Победитель Международного конкурса драматургии «Историческая драма». Лауреат премии имени Александра Невского, лауреат конкурсов Издательского совета Патриархии «Новомученики и исповедники церкви русской» и «Просвещение через книгу», победитель конкурса «Время драмы», лауреат конкурса «Автора – на сцену!» и др.
Пока никто не прокомментировал статью, станьте первым

ПОПУЛЯРНЫЕ БЛОГИ

Сычёва Владислава
«Поэзия Афанасия Фета как канон «чистого» искусства. Противостояние современности»
В эпоху, когда злободневность и натурализм надёжно фиксируются в литературных тенденциях на первом месте, Фет, будто нарочно, продолжает воспевать природу, любовь и мимолётные впечатления, уходя от насущного в «мир стремлений, преклонений и молитв» и оставаясь равнодушным к насмешкам современников. Эта верность убеждениям и становится основополагающим звеном нового направления – «чистого» искусства.
30373
Кравченко Марина
Поль Гоген и Чарльз Стрикленд в романе Сомерсета Моэма «Луна и грош»
В романе Сомерсета Моэма «Луна и грош» отражен творческий путь французского художника Поля Гогена. В книге он зовётся Чарльзом Стриклендом. У героя и его прототипа много общего. Но есть и различия. Чем готов пожертвовать творческий человек ради реализации своей миссии на земле? Жизненный выбор Гогена и Стрикленда сходны, главное различие между реальным человеком и литературным персонажем – в отношении к людям, собственным поступкам и окружающей действительности.
10497
Турбина Надежда
Джон Р. Р. Толкин и Клайв С. Льюис – два разных подхода к созданию фэнтези-миров
Как так вышло, что Джон Рональд Роуэл Толкин и Клайв Стейплз Льюис стали законодателями жанра фэнтези в литературе и авторами чуть не самых значимых книг XX века? Как и всё самое важное в жизни, это получилось случайно. Толкин и Льюис познакомились в 1926 году в Оксфордском университете, где оба преподавали филологию, и прямиком оттуда отправились в «экспедицию» в ранее неизвестные никому дебри волшебных миров.
6836
Кравченко Марина
Максим Горький: история успеха, или как все начиналось
Максим Горький (1868-1936) – русский и советский писатель, основоположник литературы социалистического реализма. Настоящее имя писателя – Алексей Максимович Пешков. Устоявшимся является употребление настоящего имени писателя в сочетании с псевдонимом – Алексей Максимович Горький. Полное собрание сочинений Горького составляет 60 томов. Наиболее известные его произведения – «На дне», «Песня о Буревестнике», «Жизнь Клима Самгина», «Мать». С 1932 по 1990 год имя Горького носил его родной город — Нижний Новгород.
6775

Подписывайтесь на наши социальные сети

 

Хотите стать автором Литературного проекта «Pechorin.Net»?

Тогда ознакомьтесь с нашими рубриками или предложите свою, и, возможно, скоро ваша статья появится на портале.

Тексты принимаются по адресу: info@pechorin.net.

Предварительно необходимо согласовать тему статьи по почте.

Вы успешно подписались на новости портала