"
Воронцов Андрей Венедиктович 16.04.2022 5 мин. чтения
Ошибка ангела Габриэля

Андрей Воронцов о повести Марии Овсянниковой «Ник и Габриэль. Скорая ангельская помощь»

В повести Марии Овсянниковой «Ник и Габриэль. Скорая ангельская помощь» мы видим похвальную для молодого автора организацию художественного материала и неукоснительное подчинение действия идее произведения. М. Овсянникова не уходит в «боковые» сюжеты, у нее нет необязательных разговоров героев и, что еще важнее, нет необязательных героев как таковых. Всё выстроено, продумано, упорядочено. Тезис идеи «Ника и Габриэля» обозначен уже на первой странице: «человек сидит в парке на лавочке и отчаянно мечтает найти работу. Ангел желание одобряет и выбирает способ помощи: газета. Ветер в парке подхватывает газету из киоска и приземляет прямиком перед человеком. Дальше дело за ним, если он догадается, то возьмёт газету и увидит подходящее объявление о работе, если нет, то что ж – сам виноват». Всё остальное, по сути, есть развитие этого тезиса и некое его «очеловечивание». Что я имею в виду? Когда Ник «поднял газету», посланную ему его ангелом-хранителем Габриэлем, и удача повалила ему в руки, мать мальчика говорит ему:

«– Как много чудесных изменений за последнее время, будто выиграли в лотерею у фортуны».

На что Ник, уже немного разобравшийся в специфике и форме оказываемой ему Габриэлем помощи, отвечает:

«– Даа, знаешь, я недавно услышал такую фразу: «Удивительные вещи происходят, когда люди начинают обращать друг на друга внимание»».

То есть, благодеяние рассматривается в повести не как изолированная категория, предназначенная одному человеку, а как нечто, существующее по принципу цепной передачи, − задействуешь одно звено, и откликается другое, третье, и т. д. А иначе получается, как у одного героя В. Маканина: «Счастья в мире мало, на всех не хватает». Добро есть умножение счастья в людях, а не его локализация в одном человеке. Вот алгоритм сюжетного действия в «Нике и Габриэле», выдержанный автором с начала и до конца.

Манера повествования М. Овсянниковой подчинена этому действию и его идее. Я бы ее назвал функциональной – без особых красот и словесных находок, но совершенно адекватной изображаемому. Читая, я нет-нет да сомневался: молодым ли человеком это написано? Ведь у начинающих авторов даже в лучших случаях на две находки один огрех, что совершенно естественно для творческого становления. А в «Нике и Габриэле» не много ошибок, бросающихся в глаза. Ну, вот, допустим, нескладная фраза: «Знаешь сколько людей отправляют запрос на то, чтобы кто-нибудь им помог, такой как ты, например, – задумчиво сказал Габриэль».

Или такая «непонятка»:

«– Конечно. Если ты согласна, я сейчас же позвоню твоим родителям, поблагодарю за цветок и расскажу о нашей затее.

– Да! – сказала Китти, подпрыгивая на месте.

Миссис Типс захохотала и направилась к телефону».

Бог знает, отчего эта бабка «захохотала».

Однако в целом текст весьма ровный, что, полагаю, тоже можно записать в плюс Марии. Правда, чего-то при чтении повести мне в ней не хватало, − я даже не сразу смог сформулировать, чего. Потом понял: добро побеждает в «Нике и Габриэле» без сопротивления. Или, иными словами, отсутствует ситуация конфликта. Я не спец по детской литературе, но знаю, что именно в ней-то ситуация «непротивления» зла добру немыслима. Проблема Ника, получается, в том, что он раньше не «поднимал газеты». А Габриэля − в том, что он нарушил инструкцию не отвечать на запретные вопросы «снизу». И тому подобное. А где же силы зла, создающие им препятствия, когда, наконец, они решились? Добро призвано преодолевать зло, что создает в произведении не только конфликт, но и интригу. Примеров сколько угодно: от Пиноккио-Буратино до Оливера Твиста. Даже любительский новогодний спектакль не обходится без темных сил, которые крадут то посох Деда-Мороза, то главные часы, которые должны пробить двенадцать. Простейшая формула: цена добра определяется силой сопротивления зла. Для наглядности сравните два произведения Н. Носова: «Незнайка в Солнечном городе» и «Незнайка на Луне». Не секрет, что последнее популярнее первого. А почему? Потому, что в коммунистическом Солнечном городе возможна только борьба «хорошего с очень хорошим», а на капиталистической «обратной стороне Луны» реально идет борьба добра со злом. Если же подходить к вопросу чисто композиционно, то конфликт – неотъемлемая часть завязки, а завязка – неотъемлемая часть сюжета. «Ник и Габриэль» − произведение со слабой или «блуждающей» завязкой. Композиция в повести заменена, в сущности, этапами «возрастания добра». А это, в свою очередь, приводит к тому, что дидактика превалирует над художественностью.

Считаю также слабостью «забугорное» место действия (что свойственно не только Марии). И не потому, что авторам якобы кажется, что «за бугром» лучше, а потому, что они бессознательно копируют западные образцы детской литературы, причем более чем полувековой давности, ибо на современном Западе люди живут уже иначе, чем в «Нике и Габриэле». Нынешнему Нику опасно вот так шляться по соседям, не боясь наткнуться на какого-нибудь скрытого педофила или маньяка. Это первое, что ему скажут мама и папа, когда он поделится с ними своими планами.

Не впечатлило меня и название повести − «Ник и Габриэль. Скорая ангельская помощь». Не завлекает. Предпочтительнее какая-нибудь «Ошибка ангела Габриэля» или что-то в этом роде.

Однако верно и то, что достоинства повести Марии Овсянниковой превышают недостатки, и перспективы у нее как детского писателя весьма хорошие.


Андрей Воронцов: личная страница.

Овсянникова Мария Александровна, 1991 года рождения, проживает в Египте. Повесть «Ник и Габриэль» была отобрана в участники литературной мастерской конкурса «Мир литературы. Новое поколение» в 2022 году.


Ник и Габриэль
Скорая ангельская помощь

Мария Овсянникова

Глава 1. Первый рабочий день

Яркие лучи солнца беспрепятственно проникали сквозь кристально чистые окна в большое помещение, где по-утреннему кипела жизнь. Пятница - обычный день для обучения новых сотрудников в Небесной Канцелярии. Звучит внушительно и даже немного пугающе, но поверьте, Небесная Канцелярия похожа на любую другую скучную организацию, с той лишь разницей, что в Канцелярии работают ангелы. В ту пятницу среди новичков был и наш герой по имени Габриэль.

Габриэль выглядел как вполне обычный парень лет 19 (по человеческим меркам): высокий, почти бесцветный, разве что немного золотых веснушек на носу и щеках. Никаких тебе эльфийских ушей или крыльев.

Габриэль производил впечатление не очень-то расторопного ангела, всё время что-то ломал, терял, забывал и поэтому с работой у него не складывалось. Но так как позиция в Небесной Канцелярии требовала только усидчивости и внимательности, на новое место Габриэль возлагал большие надежды.

Новичков выстроили в несколько рядов и умудрённый опытом сотрудник Канцелярии начал инструктаж, расписывая на доске, в чем заключается обязанности младшего распределителя желаний.

Дело было нехитрым: каждые несколько секунд в базу Канцелярии поступало по сотне желаний. Сотрудник кликал на письмо из пополняющегося списка желаний, просматривал его и решал выполнить или нет просьбу человека. Если да, то каким образом.

Например: человек сидит в парке на лавочке и отчаянно мечтает найти работу. Ангел желание одобряет и выбирает способ помощи: газета. Ветер в парке подхватывает газету из киоска и приземляет прямиком перед человеком. Дальше дело за ним, если он догадается, то возьмёт газету и увидит подходящее объявление о работе, если нет, то что ж - сам виноват.

Тренер громким, но очень занудным голосом продолжал лекцию.

– Вот список тем, на которые вы никогда не должны отвечать положительно, такие вопросы сразу отправляйте старшим распределителям.

Если бы Габриэль перевёл взгляд на доску вместо того, чтобы замечтаться, то он увидел бы такой список:

Проклятие рода
Развязывание войны
Катаклизмы
Встреча с Богом
Эпидемии
Вызов нечистых сил

и прочее.

– У каждого из вас на рабочем месте будет висеть этот список, обращайте на него внимание. Повторяю еще раз: «Это очень важно», – настойчиво говорил лектор.

Глава 2. Ошибка

Инструктаж закончился и Габриэлю показали рабочее место - стол около окна, отделенный от коллег небольшими перегородками.

«Работать можно», подумал Габриэль, сел и сразу приступил к делу. Работа и правда оказалась несложной. До обеда он успел разобрать больше 100 заявок и когда коллега позвала его на обед, Габриэль с радостью согласился. Вставая, он бездумно кликнул «да» в ответ на запрос 10-летнего Ника и ушел на ланч. Через час Габриэль вернулся и недоумевающе уставился на надпись на экране «Как вы хотите удовлетворить запрос пользователя?». Габриэль прочитал запрос «Я хочу поговорить с Богом», глаза ангела переместились на список на стене, а под ложечкой неприятно засосало. Он не должен был отвечать «да» на вопрос из запретного списка, всё что требовалось – это переслать письмо старшим коллегам.

«Первый рабочий день и уже провал, молодец, Габриэль», - сказал он себе, расстроившись. «Ладно, ладно, успокойся, это всего лишь десятилетний мальчишка, какие у него могут быть вопросы к Богу, пожалуй, сам всё улажу, попрошу его отозвать заявку», - бегали мысли в голове Габриэля до самого конца рабочего дня.

Глава 3. Последствия

Длинная улица, петляя уходила за горизонт, где начинало садиться солнце. Небо в закатном мареве пылало ярко розовыми красками и освещало мягким светом район однообразных многоэтажных домов. Дневной шум от городского транспорта, разговоров, детских игр постепенно снижался, район погружался в тишину тёплого сентябрьского вечера. Габриэль заглянул в окно на пятом этаже одного из домов. В небольшой комнате, залитой светом догорающего заката за письменным столом, заваленным учебниками, сидел мальчик лет десяти и, покусывая кончик карандаша, раздумывал над задачей по математике.

Габриэль сразу узнал в мальчике Ника - отправителя злосчастного запроса.

– Легче легкого, – подумал Габриэль и постучал в приоткрытое окно.

Ник беспокойно за озирался вокруг, пока не увидел за окном Габриэля, машущего ему рукой.

Мальчик пару секунд соображал, что следует делать в подобной ситуации, затем вышел из-за стола и захлопнул приоткрытое окно. Через припыленное стекло Ник и Габриэль уставились друг на друга. Габриэль сделал из ладоней рупор и приставил к стеклу.

– Привет! Ты, конечно, молодец, нечего окна открывать незнакомцам.

Ник недоверчиво кивнул головой, ожидая продолжения.

– Да только я по делу. Я Габриэль. Ты хотел с Богом поговорить? Так вот он немного занят, войны всякие, землетрясения, так что я вместо него.

Ник с выпученными глазами смотрел на Габриэля, но окно так и не открыл.

– От Бога говоришь, – крикнул Ник.

– Да, – внушительно кивнул Габриэль.

– Ещё скажи, что ты ангел, – посмеялся Ник.

Габриэль убрал руки от стекла и махнул головой, говоря как бы «Да, он самый, воплоти перед тобой».

Ник покрутил пальцем у виска.

– Как же, держи карман шире, – крикнул он фразу, которую слышал от отца и не особо понимал ее значение, – Чем докажешь?

Габриэль задумался, – твоя мама пошла в магазин и сейчас вернётся, Китти на занятии по фортепиано, а ответ в твоей последней задаче - 27.

Ник аж подпрыгнул.

– Откуда ты узнал!?

Габриэль хитро улыбнулся. Ник помедлил минутку, приоткрыл окно и показал рукой внутрь комнаты, приглашая ангела зайти.

– Зайти не могу, не положено. Неси сюда стул и расскажи наконец, о чем ты там хотел поговорить с боссом, Богом то есть.

Ник побежал за большим деревянным стулом, вытащил его из-за стола и спотыкаясь подтащил к окну.

Солнце к тому моменту уже полностью ушло за горизонт и в комнате стемнело. Ник уселся на стул.

– Так что ты хотел рассказать, пацан? – сказал Габриэль.

Ник замялся.

– Давай уже, у меня времени мало, – сказал недовольно Габриэль, постукивая пальцем по запястью, где могли бы быть часы.

– А тебе вообще можно так разговаривать? – серьезно спросил Ник, – ты же ангел.

– Конечно, – важно подтвердил Габриэль, – врать нельзя, обижать, а глаза почему бы не закатить? Все проблемы ваши от того, что эмоции свои скрываете, прячете в себе, будто это сокровище какое. А потом знаешь, что случается с такими скрытными?

– Нет, – покачал головой Ник.

– У них горб вырастает, вот что. Думаешь почему некоторые старушки такие горбатые?

Ник поднял плечи.

– Это эмоции в теле застряли, грусть, гнев, страх, радость, всё там.

– Вот это да... – завороженно проговорил мальчик.

– Ладно, давай всё-таки к делу, а то сейчас мама твоя придёт.

Ник посмотрел в глаза Габриэлю, оценивая, что можно ему рассказать. Гэбриэль кивнул, подталкивая Ника начать разговор.

– Да я хотел про сестрёнку свою рассказать, – начал неуверенно Ник, – ей шесть лет, она знаешь какая талантливая, играет на фортепиано, очень здорово у нее получается, прямо чума, – Ник всё больше воодушевлялся, – так вот ей надо много практиковаться, а у нас нет пианино, и я хотел попросить для нее пианино, – закончил он смутившись.

– Эх, друг, тут помочь тебе не могу, – Габриэль развёл руками.

– Почему? Ты же ангел! – возмутился Ник.

– Это не твое желание, точнее не для тебя, а так это не работает, каждый должен озвучить желание за себя.

Ник начал быстро соображать.

– Хорошо! Тогда я хочу, чтобы у меня появились деньги, чтобы я мог купить Китти пианино.

– Это уже лучше, но как ты понимаешь, дать тебе деньги я не могу. А чего ты родителей не попросишь?

Взгляд Ника опять потух.

– Они бы купили, да не могут. Мама одна сейчас работает, она учитель, а папа потерял работу 3 месяца назад. Он ногу повредил на работе, сейчас нога в порядке, но долго ходить он не может, поэтому его уволили. Он пытается найти работу, но его никуда не берут. Родители очень любят Китти, но денег на пианино у них совсем нет, – Ник тихо закончил свой рассказ и совсем расстроился.

Конечно, Габриэль и сам всё это знал, но ему важно было, чтобы Ник рассказал ему свою историю.

Глава 4. План действий

Так Ник рассказал главную причину своей просьбы, отправленной в Небесную Канцелярию.

Ник отчаянно хотел помочь своей семье.

– Так что бы ты хотел сделать? – спросил Габриэль.

– Наверное найти какую-нибудь работу, да вот только кто меня возьмёт, мне же десять.

– Знаешь сколько людей отправляют запрос на то, чтобы кто-нибудь им помог, такой как ты, например, – задумчиво сказал Габриэль.

– Да? Но не могу же я пойти по всем соседям и предлагать им помощь, – возмутился Ник.

– Конечно нет, это небезопасно, но ты можешь вспомнить кого-то, кого ты знаешь и кто говорил тебе, что ему не помешала бы помощь.

– Это кто, например? – удивился Ник.

– Ну скажем вчера, на лестнице ты встретил соседку миссис Визель.

Ник начал припоминать.

– Было такое, но она ничего особенного не сказала. Я бежал вверх по лестнице, на втором этаже встретил ее и собачку мистера Чарли. Я поздоровался и погладил собаку по голове, миссис Визель сказала, как здорово я бегаю, а вот она упала недавно и теперь ей сложно выгуливать мистера Чарли. Вот и всё.

– Иииии, – протянул Габриэль.

– Что и? Больше ничего.

Габриэль напряжённо уставился на Ника.

– Аааа, думаешь я могу предложить ей выгуливать мистера Чарли? – Ник расплылся в улыбке.

– Конечно, тем более она сама отправила нам такой запрос.

– Как это? – возмутился Ник, – она же протестантка!

– И что? Думаешь ее запросы в другой отдел попадают? – засмеялся Габриэль, – Канцелярия у Бога одна. Работы по сюда, – он указал на горло.

– Думаешь, что мне просто надо пойти к ней и предложить свою помощь?

– Да, так я и думаю. Ну всё, мне пора. Ты отзови свой запрос мы ведь всё решили, верно?

Ник закусил нижнюю губу что-то взвешивая в голове.

– Не прям уж всё, – сказал он.

– Эй, я что не помог тебе решить проблему? – возмутился Габриэль.

– Помог, отчасти. Я же не знаю сработает это или нет. Приходи завтра ещё раз.

– Ладно, тогда завтра в то же время, – Габриэль встал на ноги и размял их, – Чао-какао, – сказал он и прежде, чем Ник успел что-то ответить, ангел растворился в воздухе.

Глава 5. Миссис Визель и Чарли

Миссис Визель, сухая, маленькая старушка с седыми, всегда наверх забранными волосами, проживала на четвёртом этаже того же дома, что и Ник, вместе со своей собачкой, белой пушистой болонкой по имени мистер Чарли.

Трое детей миссис Визель давно выросли и разъехались по разным городам. Большую часть времени миссис Визель проводила, слушая радио и хлопоча по дому. Она любила приглашать подруг, таких же старушек, как и она, на обед или просто попить чаю. Вообще миссис Визель была активной жительницей района, но сейчас она сидела дома, так как пару дней назад упала, зацепившись носком за ступеньку лестницы и ушибла колено.

В субботу утром, Ник крикнув маме «У меня дела, вернусь нескоро» выбежал из квартиры и перепрыгивая через ступеньку побежал на этаж ниже, немного помедлив он постучал в дверь.

– Кто там? Дейзи это ты? – услышал он сквозь заливистый лай собаки голос Миссис Визель.

– Миссис Визель, это Ник, ваш сосед из квартиры этажом выше, – пододвинувшись как можно ближе к закрытой двери произнес Ник.

Миссис Визель мелкими шажками пошла к двери, на ходу пытаясь поймать беспокойно метавшегося пса. Дверь отворилась и на пороге Ник увидел миссис Визель, на руках она держала присмиревшего мистера Чарли.

– Здравствуй, Николас, тебя мама ко мне отправила? – спросила она.

– Нет, – Ник замялся, прийти вот так к миссис Визель больше не казалось ему такой уж хорошей идеей, но вспомнив про Китти, он отважился и продолжил, – Я тут вспомнил, что вы повредили колено и хотел предложить свои услуги по выгулу мистера Чарли.

– Вот как, – радостно сказала миссис Визель, – это очень мило с твоей стороны, но разве тебе не хочется поиграть в футбол вместо того, чтобы выгуливать собаку, пусть и такую замечательную, – она потрепала пса по голове.

– Да, вы правы, конечно, – огорчённо сказал Ник, приняв ее слова за отказ, – Но, видите ли, я бы хотел найти какую-нибудь работу, – закончил он совсем поникнув.

– Ну что ты, – воскликнула она, увидев его грустный взгляд, – Я только рада буду, просто не хотела отнимать у тебя время. Заходи-заходи.

Она отошла внутрь квартиры.

– Твоя мама не будет против? Если хочешь я ей позвоню и скажу, что попросила тебя помочь.

– Нет, спасибо, я ей сам скажу, – улыбаясь ответил Ник.

– Так вот, – серьезно начала она, – мистер Чарли гуляет два раза в день, в 7 утра и в 6 вечера. Следи, чтобы никто его не задирал, он у меня приличный пёс и никогда первый не нападает, но может влезть в драку, если его спровоцировать.

Ник внимательно слушал инструкцию, до сих пор не веря, что всё получилось и у него есть работа.

– Я буду платить тебе (она показала сумму на пальцах) в день. Тебя такое устроит?

Ник кивнул.

– А ещё подожди минутку, – она пошла к телефону, висевшему на стене и энергичным движением пальцев набрала чей-то номер.

– Дейзи, это я, помнишь, тебе нужно было забрать покрывало из химчистки? Так вот у меня тут стоит молодой человек, да-да, у меня дома, это мой сосед - Николас он будет гулять с мистером Чарли, так вот он мог бы забрать твой заказ, – она подмигнула остолбеневшему Нику, – только ты не оставь его в обиде, молодым людям нужны деньги на все их причуды, – и она рассмеялась от своей же шутки.

Через пару минут Ник уже бежал к миссис Браун в соседний подъезд.

Следующие пару часов Ник носился по району, выполняя поручения миссис Браун, затем мистера Смита, миссис Миллер, мистера Уилсона и прочих. Одна просьба перетекала в другую, соседки звонили друг другу и предлагали помощь Ника в делах вроде: сходить в магазин, забрать посылку, погулять с собакой, забрать заказ из пекарни, отнести пирог дочери через три дома и прочее и прочее.

Глава 6. Ник и Китти

К обеду Ник уставший, но счастливый забежал домой и захватив по пути в свою комнату Китти, выгреб из карманов на стол все заработанные деньги.

– Ваааау, – заворожённо протянула Китти.

В Нике и Китти все с первой же секунды признавали брата и сестру, настолько они были похожи, как две фигурки из одного пластилина. Оба с большими зелеными глазами, тонкими чертами лица и темно медовыми волосами: у Китти до плеч, у Ника чуть ниже ушей. Китти с Ником хоть и любили друг друга, но были большими спорщиками, часто ругались, делили территорию, игрушки, конфеты и внимание родителей. Интересы детей с каждым годом всё больше и больше расходились, поэтому родители вот уж год как расселили их по разным комнатам и комнаты эти отражали характеры своих маленьких владельцев как ни что другое.

Комната Ника – светлая маленькая комната имела форму квадрата и была выдержана в нейтральных тонах, на стенах висели карты, плакаты с созвездиями, пара плакатов любимой музыкальной группы, а все остальное пространство стен было пусто и хранило молчание. В комнате стояла деревянная кровать, письменный стол, большой стул, шкафчик с одеждой и высокий стеллаж с книгами и всякой мелочью. В комнате почти всегда был порядок, чувствовалось внимание хозяина к заведённым в комнате порядкам.

Комната Китти же – прямоугольная довольно большая была окрашена в оранжевый цвет и буквально бросалась на вошедшего, перетягивая внимание с одной части на другую. От разнообразных рисунков, прикрепленным к стенам до игрушек, разбросанных по полу, одежды на всех горизонтальных поверхностях и кучи всякой всячины рябило в глазах. Комната Китти была одной из главных причин ссор в доме. Китти любила свой хаос и всячески оберегала комнату от проворных рук мамы, пытающихся найти каждой вещи своё место.

Вернёмся в комнату Ника в то время, когда он пересчитывал заработанные деньги.

– Откуда у тебя это? – не унималась Китти.

– Заработал, – гордо сказал Ник.

– Вот это да, я тоже хочу!

– Ну уж нет, ты ещё маленькая. Лучше в комнате своей уберись, мама неделю тебя уже просит, – недовольно ответил Ник.

– Бе-бе-бе, – Китти показала ему язык, лучшего ответа она не придумала.

– Ладно, пойдём расскажем маме и папе, – предложила Китти.

Ник аккуратно сложил пересчитанные деньги, и они с сестрой пошли на кухню, где родители накрывали на стол.

– Ник теперь богач, – ещё издалека прокричала Китти.

Родители обернулись на входящих в кухню детей и их счастливые гордые лица.

– Как же так вышло? — улыбаясь спросила мама и указала на свободные стулья за обеденным столом.

Дети уселись и Ник начал рассказывать всю историю, что приключилась с ним сегодня, утаив правда источник гениальной идеи.

– Вот как, – сказал папа, – это ответственный поступок, ты молодец – дополнил он, но не так весело, как хотелось бы Нику.

– Я бы хотел отдать вам эти деньги, я завтра ещё заработаю, – сказал Ник, почувствовав себя неловко.

Родители переглянулись, и мама ответила:

– Лучше оставь их себе. Ты сам их заработал, так что ответственно к ним относись и трать с умом. Мама потрепала Ника по волосам.

– Но, – начал было Ник, но отец его остановил.

– Всё правильно мама сказала, трать как пожелаешь, – добавил папа.

На этом разговор закончился и Китти начала рассказывать какую новую пьеску на фортепиано она выучила вчера на уроке. Ник слушал вполуха и после обеда растерянный ушёл в свою комнату, чтобы почитать и дождаться Габриэль.

«Может никакого Габриэля и не было и всё это ему только приснилось», думал Ник ходя по комнате и в этот момент в окно постучали.

Глава 7. Талант

Ник обернулся и увидел Габриэля, прислонившегося спиной к откосу окна. Солнечный свет буквально отражался от кожи, волос, одежды и даже обуви Габриэля.

«Наверное поэтому его никто не видит, кроме меня», подумал Ник, открывая окно.

– Привет, – обреченно сказал Ник.

– Так-так, а чего это ты невеселый? План же удался, – сказал Габриэль заинтересовано.

– Удался, – со вздохом ответил Ник и пошёл за стулом, – да только хуже стало, – донёсся до ангела звук голоса Ника из глубины комнаты.

– Рассказывай.

– С работой всё вышло круто, теперь у меня ее куча и денег прилично.

– Иииии, – протянул Габриэль.

– А дома только хуже стало, мама денег не взяла, папа расстроился, да и мне как-то паршиво, – сказал Ник и скорчил гримасу.

– Аааа, вот оно что, конечно, это было ожидаемо, – со знанием дела сказал Габриэль.

– Почему это? – возмущённо спросил Ник.

– Да потому, что они взрослые, а ты пацан. Они не хотят, чтобы ты чувствовал себя виноватым или ответственным за то, что в доме происходит.

– Но я же тоже тут живу и хочу помочь! – возмутился Ник.

– Дети не виноваты в проблемах родителей. Ты просто ребёнок и лучшее, что ты можешь сделать – не пытаться решать проблемы взрослых и не брать на себя лишнего, – спокойно, но отчётливо проговорил Габриэль.

Ник заерзал на стуле.

– Что же тогда делать? Папа целыми днями объявления просматривает и по собеседованиям ходит, мама постоянно на работе ещё цветы эти, – сказал Ник, указывая на растения в горшках, расставленных по комнате.

– Не можешь ты решить их проблемы, они сами должны этим заниматься, - повторил свою мысль Габриэль.

– Чего ты вчера то не сказал мне об этом? – передразнил его тон Ник.

– Ты мне тут не дерзи, – ответил Габриэль и покачал пальцем, – ты такой вопрос мне не задавал, и я не справочное бюро вообще-то.

Оба помолчали, надувшись.

– Что мне делать? – тихим голосом спросил Ник.

– Работай, если хочется, а родителям позволь самим решить проблемы.

Ник кивнул.

– Что за цветы у тебя там?

– А это, это мама занимается. Знаешь люди часто полудохлые растения в подъезды и на улицу выставляют, думают, что им конец, а маме их жалко, она забирает, пересаживает, ухаживает и они оживают. У нас их столько, что ставить уже некуда, вот и мне несколько досталось, – безрадостным тоном ответил Ник.

– Мммм интересно, – протянул Габриэль скучающе, – а ты что же, маме говоришь, что у неё отлично получается или как?

– Я? Да не знаю, а чего говорить и так всё видно, – с непониманием ответил Ник, – были дохлые, а теперь живые, прогресс налицо.

– Это точно, – согласился Габриэль, – но ты всё равно ей скажи. Люди странные существа, никогда не видят своих талантов, хоть им в глаза этим талантом тыкни, не замечают, – Габриэль развёл руками, – зато всё время запросы шлют «Боже, в чем же моё предназначение, раскрой мне, расскажи» - передразнил он типичное письмо, – Тьфу!

– Много таких писем приходит? – уже более заинтересовано спросил Ник.

– Не поверишь, десятки тысяч в день, – ответил ангел, – хочется тряхнуть их и сказать: «Да раскрой ты глаза, всё же очевидно! Никакого предназначения нет, нужно развивать то, что нравится», – закончил Габриэль.

Ник задумался.

– А как думаешь, у папы моего какой талант?

Габриэль стукнул себя ладонью по лбу.

– И ты туда же, только я начал думать, что ты сообразительный.

Ник возмущённо цокнул языком.

– Посмотри вокруг – сказал Габриэль.

Ник обернулся, тщательно осмотрел комнату и повернулся обратно, ожидая подсказки.

– На чем ты сидишь? – спросил Габриэль.

Ник посмотрел на стул.

– На стуле, – ответил он, – это папа сделал. А ещё кровать и шкаф и вообще всё что тут есть, — радостно сказал он, поняв разгадку.

– Много ты знаешь людей, которые так здорово могут мебель сделать? – спросил Габриэль.

– Ни одного, – твёрдо и гордо сказал Ник.

– То-то же.

– Как же теперь быть? Как помочь? – взволнованно спросил Ник.

– Не надо помогать, просто похвали, заметь то, что родители делают. Не поверишь, удивительные вещи происходят, когда люди начинают обращать друг на друга внимание.

Ник кивнул и через секунду вскочил со стула.

– Мне бежать пора, выгуливать мистера Чарли.

– Знаю, ещё секунду. Теперь можно заявку закрыть? – с надеждой спросил Габриэль.

– Нет, – ответил Ник, на ходу натягивая свитер, – всё-таки я ещё не уверен.

– Ясненько, – ответил Габриэль и захлопнул окно со стороны улицы.

– Пока, – прокричал Ник, закрывая дверь своей комнаты.

Глава 8. Проблемы так не решаются

Вечером, погуляв с мистером Чарли, Ник вернулся домой и сразу ушёл в свою комнату.

Через пару минут в дверь постучали.

– Заходите, – крикнул Ник.

В комнату заглянул папа.

– Можно к тебе? – спросил он.

– Да, конечно, заходи, – сказал Ник немного смущенно, потому что папа редко заходил к нему поговорить с глазу на глаз.

Папа был невысоким всё ещё довольно молодым мужчиной с едва начавшими редеть волосами, с приятными, но выражающими усталость чертами лица.

Он прошёл вглубь комнаты и сел на стул. Ник, который до этого лежал на кровати, привстал и сел на кровать, спустив ноги на пол. Оба молчали.

– Я просто зашёл сказать, что ты здорово придумал с этой работой. Я сам начал работать очень рано – помогал отцу в столярной мастерской. Я рад, что ты такой ответственный и самостоятельный, но, видишь ли, – он сделал паузу, обдумывая что сказать дальше.

– Но, видишь ли, мне бы хотелось, чтобы ты делал это для себя, а не для того, чтобы заработать денег и отдать родителям, – закончил он. Ник молчал, не находя что ответить.

– Я твой родитель и сам должен решать финансовые проблемы. Это не твоя забота, – дополнил он. Видно было, что папе сложно давался разговор.

– Я понимаю, – грустно сказал Ник, потупив взгляд.

– Ты поступил как ответственный молодой мужчина, но продолжай только если ты сам этого хочешь.

– Я хочу, – с энтузиазмом сказал Ник.

Отец улыбнулся.

– Ну что ж, расскажи тогда, как ты погулял с мистером Чарли, успел он облаять всех вокруг? – радостно подхватил отец.

И они проговорили ещё целый час, вспоминая все подробности прошедшего дня.

Глава 9. Не просто цветы в горшках

Габриэль прилетал каждый день уже неделю, но Ник никак не хотел закрывать свой запрос. Их встречи стали походить на приятную вечернюю традицию.

В пятницу, убегая утром в школу, Ник в очередной раз заметил, как красиво разросся недавно спасённый мамой Замиокулькас в желтом глиняном горшке.

Мама улыбнулась и почтительно поклонилась.

– Что за интерес к растениям в тебе проснулся? – поинтересовалась она.

– Он ботаником решил стать, – пошутила Китти, застегивая свою голубую курточку.

– Ха-ха-ха, – передразнил ее Ник, – ты бы лучше сказала маме какая она молодец, у всех цветы дохнут, а у неё целые джунгли уже.

Мама с Китти рассмеялись и Ник тоже улыбнулся над своей серьёзностью.

В субботу с утра Ник зашёл к миссис Визель.

Старушка как всегда приветливо встретила мальчика, протягивая ему поводок.

Взгляд Ника упал на большой цветочный горшок в глубине гостиной, в нем росла пожухлая пальма.

– Что-то ваша Юкка неважно выглядит, – сказал он.

– Ох, да, – сказала миссис Визель, удивившись, однако тому, что Ник знал название пальмы, – совсем завяла, не знаю, что делать, уже и на солнце ее ставила и поливать больше пробовала. Она у меня 17 лет, мне ее покойный мистер Визель дарил. Жалко невозможно.

– А ты откуда название знаешь? – добавила старушка.

– Моя мама цветами занимается, у нас целые джунгли дома.

– Да? – удивилась миссис Визель, – надо же, я и не знала.

Мистер Чарли обиженно гавкнул, обращая на себя внимание.

– Ой, ну бегите, – сказала миссис Визель, – потом поговорим.

Ник и мистер Чарли пошли на утреннюю прогулку, когда они вернулись миссис Визель про пальму больше не вспоминала.

Глава 10. Первый заказ

Перед самым закатом прилетел Габриэль.

Ник рассказывал ему про юкку, когда раздался телефонный звонок.

– Иди, послушай кто там, – сказал Габриэль.

Ник подошёл к своей двери и прислонился к ней ухом.

Мама разговаривала по телефону очень удивленным тоном – «Да, конечно, с удовольствием, да, хорошо, ну что вы, миссис Визель, денег не надо, ну что вы, хорошо, если вы настаиваете, я с радостью, сейчас же отправлю к вам своих мужчин». Она положила трубку.

– Это ты устроил? – зашептал Ник потрясено.

– Нет, дружок, это ты! – Габриэль ткнул в него пальцем.

Через минуту в дверь постучали. Габриэль махнул рукой и исчез, Ник открыл дверь. На пороге стояла взволнованная мама.

– Ник, представляешь, миссис Визель позвонила, она сказала, что знает, что я кое-что понимаю в комнатных растениях и просит забрать у нее 2 растения на восстановление. За деньги! – казалось, что она сейчас запрыгает от радости как девчонка.

– Вот это дааааа, – сказал Ник, поражённый происходящим.

– Что случилось? – по очереди спросили появившиеся в коридоре папа и Китти.

– Мама теперь официально «спасительница цветов», – громко и гордо провозгласил Ник.

– Оплачиваемая! – добавила мама и все зааплодировали.

Чуть позже Ник и папа спустились к миссис Визель, забрали один тяжёлый горшок с юккой и второй небольшой горшок с ещё более неважного вида растением Спатифиллума и принесли их домой.

Глава 11. Китти и миссис Типс

Целый месяц мама выхаживала растения миссис Визель, но не только их.

Миссис Визель стала рассказывать всем знакомым про чудесную семью, где могут проконсультировать по части ухода за растениями и работы у мамы прибавилось.

Она инструктировала клиентов, забирала их цветы домой, продала часть своих и вообще развернула целую цветочную деятельность.

Китти и папа как могли помогали маме: опрыскивали цветы, стирали пыль с широких листочков Фикусов, подвязывали растения, подрезали сухие листья.

Мама сама расцвела не хуже орхидеи. Стала энергичной и так часто улыбалась, что все домашние, смотря на нее сами наполнялись радостью.

В среду Китти взяла маленький горшочек с Герберой и понесла соседке на втором этаже - миссис Типс.

Китти постучала в дверь, так как не дотягивалась до звонка и миссис Типс, женщина лет пятидесяти семи, жившая одна по причине того, что дочь ее вышла замуж, а муж работал капитаном дальнего плавания и по полгода проводил в море, открыла ей дверь.

– Заходи, дорогая, – с порога сказала она, – мама твоя мне уже звонила, сказала, что ты придешь. Поставь, пожалуйста, горшок на окно, я сейчас дам тебе деньги.

Китти прошла в красиво обставленную гостиную, поставила цветок и замерла.

– Ох, какое чудо! Ну просто идеальная Гербера, а как распустилась, - воскликнула миссис Типс, не замечая замешательства Китти.

Китти смотрела на пианино в углу, покрытое тонкой накидкой. Миссис Типс перехватила ее взгляд.

– Это пианино моей дочери, она давно уже не играет, а пианино так и стоит, – сказала Миссис Типс.

– Ты играешь, дорогая?

– Да, – кивнула Китти, – и очень хорошо, – гордо добавила она.

Китти все говорили, что она молодец и она безоговорочно этому верила.

Миссис Типс рассмеялась.

– Хочешь сыграть для меня? – предложила она.

Китти решительно пошла к пианино, осторожно убрала накидку, открыла крышку, села, откинув назад юбочку и громко заиграла весёлую мелодию.

Глава 12. Фортепиано

Когда Китти закончила, миссис Типс с жаром зааплодировала.

– Браво, дорогая!

Китти шутливо поклонилась.

– Почему же я никогда не слышала, как ты играешь. Такое уж я бы точно расслышала, – сказала миссис Типс.

Китти пожала плечами.

– У нас нет пианино.

– Где же ты тренируешься? – удивилась миссис Типс.

– В классе, когда там нет занятий.

– Ах вот оно что, – задумчиво сказала миссис Типс.

Китти встала, попрощалась и направилась к двери.

– Подожди минутку, – сказала миссис Типс, протягивая Китти деньги за растение.

– Большую часть времени, я живу одна, мистер Типс в море, Тесс редко заходит, так что тут только я, Снежинка, – она указала рукой на белоснежную кошку, развалившуюся на диване и лениво, приоткрывшую один глаз, – и пианино. Если хочешь, можешь приходить ко мне каждый день, скажем в районе трёх часов дня и играть сколько пожелаешь.

Китти округлила глаза.

– Что правда? – спросила она.

– Конечно. Если ты согласна, я сейчас же позвоню твоим родителям, поблагодарю за цветок и расскажу о нашей затее.

– Да! – сказала Китти, подпрыгивая на месте.

Миссис Типс захохотала и направилась к телефону.

**********

– Так у Китти появилось пианино, – сказал Ник, сидевший у раскрытого окна, укутанный в одеяло с ног до головы.

В октябре похолодало и Нику приходилось кутаться в одеяло, чтобы разговаривать с Габриэлем.

– И что же, она занимается? – спросил Габриэль.

– Да, каждый день ходит, такая счастливая. Как ты так всё подстроил? – стуча зубами от холода спросил Ник.

– Смешные вы люди, всё время ищите причину успеха вовне, – философски проговорил Габриэль, – это не я устроил, это ты. Одно событие потянуло другое и всё сложилось. Важно знать чего хочешь, и начать действовать.

Ник постарался улыбнуться, но лицо слишком замёрзло.

– Ник, что ты там делаешь, – крикнула из-за двери мама, – закрой окно, простудишься!

– Сейчас, – крикнул в ответ Ник, – я проветриваю.

– Маму лучше не злить, – сказал Габриэль, – ну, бывай.

И он, как обычно, не дождавшись ответа, растворился в воздухе.

Глава 13. Жизнь в удовольствие

Родители разрешили Китти заниматься у миссис Типс только до возвращения домой мистера Типса, чтобы не отвлекать их после долгой разлуки. Поэтому Китти ходила к миссис Типс каждый божий день и просиживала у нее по несколько часов.

Миссис Типс обычно занималась домашними делами или садилась в гостиной рядом с Китти, слушала ее игру и вязала свитерок для своего годовалого внука.

Миссис Типс была большой мастерицей по части выпечки, а когда в доме стала появляться гостья, то она начала печь с удвоенной силой. Часто Китти возвращалась домой с тарелкой имбирных пряников или кусочками шоколадного торта.

В четверг, отыграв уже по десять раз все три гаммы, что были заданы Китти на эту неделю, девочка встала и пошла помогать миссис Типс накрывать стол для чаепития. Достав прекрасный тонкий фарфоровый сервиз, серебряные ложечки и яблочный пирог, миссис Типс и Китти уселись за стол.

– Я чувствую себя принцессой, – сказала Китти показывая на хрупкую бело-голубую чашечку в своей руке.

– Ещё вот так надо сделать, – сказала Миссис Типс, оттопыривая мизинец руки, в которой она держала чашку, – как королева Англии.

Китти повторила и обе они рассмеялись.

– Этот пирог просто прелесть, – сказала Китти, в гостях у миссис Типс она старалась вести себя как леди и выражалась соответственно.

Всё в доме миссис Типс располагало к ведению светских бесед и особому поведению: на стенах висели картины, в вазах стояли простые, но живые цветы, столы были накрыты отглаженными скатертями, в доме пахло свежестью и выпечкой. Но самое необычное для Китти было то, что миссис Типс всегда ела из великолепной посуды, другие бы прятали такие наборы для особого случая, но не миссис Типс.

– Почему вы не прячете свой фарфор, он же такой красивый, – спросила Китти.

– Милая, когда же мне им пользоваться, если не с лучшей пианисткой района, – искренне удивилась миссис Типс.

– Точно, – посмеялась Китти, – и всё же?

– Дорогая, можно так всю свою жизнь до лучших времён откладывать, а жизнь то она здесь и сейчас. Надо пользоваться всем самым красивым, что у нас есть, чтобы каждый день был как маленький праздник. Вот я одеваюсь утром, причёсываюсь, даже если мне никуда не надо, пью из этой чашки и чувствую себя живой!

Китти кивнула.

– Подруги говорят, как можно жить одной, так долго без мужа, не скучно ли мне. А я всегда удивляюсь, когда мне скучать? Столько книг не прочитано, в театре новая постановка, в музее экспозиция сменилась.

Китти улыбнулась.

– А всего то надо знаешь, на что внимание обращать? – спросила миссис Типс.

Китти покачала головой.

– На себя! – ответила миссис Типс и улыбнулась.

– Как это?

– Ты, моя дорогая, самый главный человек в своей жизни, важно понимать, что тебе нравится, а что нет, что тебе приятно, а что противно. А что мы делаем с возрастом? Перестаём себя замечать. Всё лучшее детям, мужу, коллегам, а для себя всё потом да потом. Вот так и стоят наши красивые чашки для гостей и особых случаев, а для себя – тарелки и чашки со сколами и полотенца с пятнами, – она покачала головой, – каждый день должен быть красивым, жить нужно в удовольствие, конечно, в пределах своих возможностей.

Они допили чай, Китти поиграла ещё полчаса и попрощавшись с миссис Типс и кошкой, пошла домой, размышляя о красоте каждого дня и о том, что неплохо было бы разобрать бардак в своей комнате.

Глава 14. Дом вверх дном

В субботу за завтраком Китти объявила, что хочет есть из самой красивой тарелки, мама улыбнулась и положила кашу в светло розовую глубокую пялу, по ее мнению, самую красивую тарелку в доме.

– И вообще, – объявила Китти, перебивая разговор, – я хочу убраться в своей комнате.

Все замолчали, Ник присвистнул.

– Вот это да, – протянул папа, – что на тебя нашло?

– Хочу каждый день жить в удовольствие, – ответила Китти и надулась.

Все переглянулись.

– Нет, дело хорошее, – одобряюще сказала мама, – когда ты хочешь начать?

– Прямо сейчас, – отрезала Китти.

– Сколько решимости, браво – отметил Ник и зааплодировал.

– Так-так, Ник, не шути, – сказал папа, переживая, что Ник собьет боевой настрой дочери.

– Закончим завтрак и пойдём убираться, – твёрдо сказала мама.

Глава 15. Китти и мама против хаоса

После завтрака в комнате Китти был дан настоящий бой бардаку; все черновики, старые ручки и фломастеры, поломанные игрушки были собраны в пакеты и вынесены на помойку. Ненужные, но все ещё хорошие вещи были тщательно отсортированы и отправлены в стирку для того, чтобы затем быть переданными другим людям. Все остальное разделили по категориям: одежду аккуратно разложили в небольшом жёлтом деревянном шкафчике, обувь помыли, высушили и расставили на нижней полке шкафа, карандаши заняли первую полку стеллажа, мягкие игрушки вторую полку, остальные игрушки третью, нотам отвели почетное место на столе в красивой подставке, которую мама и Китти сделали из коробки из под обуви, обклеив ее бумагой со звёздами. Мама вымыла пол, Китти вытерла пыль, шторы постирали и аккуратно завязали ленточками, на стены повесили фотографии и лучшие рисунки Китти.

Для торжественного представления обновлённой комнаты была приглашена комиссия в виде папы и Ника. Комиссия была поражена.

– Надо же, по-моему, я впервые вижу тут пол, – сказал Ник.

Все засмеялись.

– Молодцы, как же просторно стало, – похвалил папа.

– Теперь всю красивую папину мебель видно, – сказал Ник.

– Да, – поддержала мама и погладила Китти по голове.

– Хочешь что-нибудь перекрасить? – спросил папа.

– Да, – радостно ответила Китти, – я хочу зелёный стул и новую полку над кроватью. Папа улыбнулся.

С чувством выполненного долга все пошли на кухню обедать.

Глава 16. Мастерская на улице

В воскресенье, за неимением других срочных дел, папа вместе с Ником вышли во двор, чтобы покрасить желтый стул в выбранный Китти, зелёный цвет и заодно сделать из подготовленных материалов настенную полку.

Погода для конца октября стояла прекрасная, солнце пригревало так, что Ник даже расстегнул куртку.

Через час активной работы захотелось передохнуть, в это время мама принесла термос с горячим какао и две кружки.

Все присели на лавочку, подставив довольные лица октябрьскому солнцу.

Ещё издалека они заметили приближение мистера Мура, управляющего домом, в котором жила семья Ника.

Мистер Мур, светловолосый слегка за сорок мужчина с рыжеватой бородой, энергичной походкой подходил к дому.

За двадцать шагов до лавочки он поприветствовал семью:

– Доброе воскресное утро!

– И вам и вам, – ответил папа.

– Что это вы тут затеяли? – спросил мистер Мур, подойдя к лавочке и оглядев фронт работ.

– Мы красим стул для комнаты Китти, – ответил Ник, радостный от такого приятного дня.

– Как здорово, однако, у вас получается, – заметил мистер Мур.

– Спасибо, – ответил папа, – это мое маленькое увлечение.

– Красить мебель? – удивился мистер Мур.

– Красить, собирать, реставрировать.

– Неужели, – задумчиво проговорил мистер Мур, – и много вы уже мебели сделали?

– Да не так что бы, – скромно ответил папа.

– У нас практически вся мебель дома сделана его прекрасными руками, – ласково сказала мама и улыбнулась мужу.

– Да-да, – подхватил Ник, он теперь использовал любой шанс, чтобы хвалить людей за дело.

– Очень интересно, – ответил мистер Мур, – я вот что хотел сказать, вы же знаете, что в этом году на совете жителей дома мы решили потратить деньги на замену подъездных дверей? – спросил он и посмотрел на реакцию мамы и папы. Они кивнули.

– Так вот, мы думали купить новые двери, но в хранилище есть старые двери, которые изначально были в этом доме. Их заменили лет тридцать назад на вот эти, – он показал рукой на всем известные хлипкие двери, – Так почему бы нам не вернуть оригинальные двери, если мы сможем их отреставрировать, – заключил он.

– Прекрасная идея, – подхватила мама, – в каком они состоянии?

– В весьма плачевном, но думаю, что всё поправимо, хотите оценить? – спросил мистер Мур, обращаясь к папе Ника.

– Я? – удивился он.

Мистер Мур кивнул, Ник и мама взволнованно переглянулись.

– Что ж, пожалуй, можно и посмотреть, – согласился папа.

– Может прямо сейчас? – уточнил мистер Мур.

Папа посмотрел на Ника и их недоделанную работу.

– Иди, я послежу, – сказал Ник, увидев его сомнения.

Папа кивнул и пошёл с мистером Муром оценивать предстоящую работу.

Ник и мама сидели на лавочке и молчали. Каждый думал о чем-то своём и улыбался собственным мыслям.

– Ты думаешь выйдет? – спросил Ник.

– Надеюсь.

– Точно выйдет, – сказал Ник и сжал кулачки, как будто загадывая желание.

Они ещё немного помолчали.

– Как много чудесных изменений за последнее время, будто выиграли в лотерею у фортуны, – сказала мама задумчиво.

– Даа, – протянул Ник, – знаешь, я недавно услышал такую фразу – Удивительные вещи происходят, когда люди начинают обращать друг на друга внимание.

– Отличная фраза, – подтвердила мама, – ты обратил внимание на наших соседей, которым нужна была помощь, миссис Типс заметила игру Китти, ты отметил мои старания в садоводстве, мистер Мур разглядел талант папы. Как всё замечательно сложилось.

– Да, прямо скорая ангельская помощь, – сказал Ник, и мама посмеялась.

Ник обернулся к подъезду и увидел спешившего к ним отца, он шёл, прихрамывая на одну ногу, но во всем его облике была лёгкость и энергичность. Ник похлопал маму по руке, чтобы она обернулась.

Папа показал два больших пальца вверх и Ник с мамой зааплодировали.

– Работы много, – сказал он, подходя к скамейке, – но двери отличные, дерево крепкое, самое главное, что все оригинальные элементы сохранились: ручки, замки, даже петли, – говорил он восхищённо.

Мама и Ник, улыбались, смотря на него.

– Ну что, докрашивайте стул и пойдёмте домой, расскажем Китти, – заключила мама.

Ник и папа вернулись к работе над стулом и полкой, увлечённо обсуждая случайности дня.

Глава 17. Заявка закрыта

Октябрь сменился ноябрем, двор опустел, вся листва давно опала, голые ветви меланхолично покачивались на холодном ветру. Окна всех домов были закрыты, люди сидели по домам, звали гостей и пекли печенье.

В доме Ника всё было точно также, не считая открытого настежь окна в комнате Ника. Любой, кто увидел бы Ника в этот момент, недоуменно покачал головой, зачем сидеть в поздний час у открытого окна в шапке и перчатках, но Ника мало заботили чужие взгляды, он разговаривал с другом.

– Расскажи о своих успехах, – попросил Габриэль.

Ник расплылся в улыбке.

– Всё так хорошо стало, как будто жизнь в дом вернулась. Миссис Визель поправилась и теперь сама гуляет с Чарли, но у меня и без того куча заданий ото всех вокруг. Китти готовится к конкурсу, а комната у нее просто блеск. Родители обещали купить ей пианино. Может миссис Типс будет не против продать своё, на нем всё равно никто не играет.

– А как родители? – поинтересовался Габриэль.

– Здорово. Мама теперь берет меньше работы в школе и может заниматься цветами. Кто бы мог подумать, что столько людей не знают, что делать с ними делать. Зачем они только их заводят.

– Ты не поверишь, сколько людей заводят так не только цветы, но и животных и даже детей – ответил Габриэль.

– Папа возится с дверьми, так красиво выходит, ты не представляешь. Пара человек уже звонили ему по поводу реставрации своей мебели, – Ник просиял, – а ведь всё это было у нас под носом.

– Ха, – прыснул Габриэль.

Минутку они помолчали.

– Ты очень мне помог – стесняясь произнес Ник.

– Спасибо, друг, – сказал Габриэль, – но не забывай, что в общем-то это всё ваша заслуга, вы отлично поддерживаете друг друга.

Ник кивнул, ему вдруг стало очень грустно.

– Габриэль, – позвал он, – после того как ты закроешь мою заявку, ты больше никак не сможешь прилетать?

– Боюсь, что нет, дружище, – ответил Габриэль, – но я буду проверять как у тебя дела, – добавил он, увидев, как Ник расстроился.

– Правда?

– Правда, но ты об этом знать не будешь.

– Хоть так, – чуть-чуть повеселев ответил Ник, – хочется вот так обсуждать с кем-то идеи как с тобой.

– Ты можешь говорить с мамой, папой и Китти. Очень важно рассказывать, что тебя волнует. Так проще увидеть решение.

– Точно, – согласился Ник.

– Знаешь, я должен кое в чем тебе признаться, – серьезно начал Габриэль, – вообще-то я не должен был к тебе прилетать, твой запрос относится к компетенции более опытных сотрудников. Но я допустил ошибку и решил, что сам должен всё исправить.

– Вот это да, – улыбаясь сказал Ник, – и что, никто не заметил?

– Похоже, что нет, – улыбнувшись в ответ сказал Габриэль.

– Я рад, что так вышло, – заключил Ник, подбадривающим тоном.

– Взаимно, старичок.

Они помолчали.

– Ладно, не грусти, похоже, что нам пора прощаться, а то ты превратишься в ледышку.

Ник шмыгнул носом от холода.

– Пока, – сказал Ник.

– И тебе пока, – ответил Габриэль и растворился в воздухе.

Ник вдохнул морозный воздух и закрыл створки окна.

Глава 18. Письмо

На следующее утро Габриэль как обычно пришел в Канцелярию, прослушал ежедневное наставление руководителя о важности выполняемого труда, выпил чашечку бодрящего напитка, поговорил с коллегами и сел на своё рабочее место.

Во входящих висело всего 1 письмо. Габриэль не поверил своим глаза - «От Бога». Название письма звучало так: «Вот ты и попался».

Габриэль мысленно попрощался работой, признав очередную неудачу и открыл письмо:

Отличная работа, Габриэль.

Но больше никакой самодеятельности.

Кстати, с повышением.

Босс.

FIN


* Текст повести публикуется в авторской редакции.

#рецензии и критика
Автор статьи:
Воронцов Андрей Венедиктович. Родился в 1961 году в Подмосковье. Автор романов «Огонь в степи» («Шолохов»), «Тайный коридор», «Необъяснимые правила смерти», «Называйте меня пророком» («Будущее не продаётся»), «Последний хеллувин маршала», «Корабль в пустоте» и многих других произведений, в том числе исторических (книга «Неизвестная история русского народа»). Секретарь Правления Союза писателей России. Сопредседатель Крымской региональной организации СПР. Член Общественного совета журнала «Наш современник», член редколлегии журнала «Дон». Читает лекции по литературному мастерству в Московском государственном областном университете.
комментариев
Вам также может быть интересно
  • Любовь и кровь

  • Мысль нуждается в пространстве

  • Сборка смысла. Расколотые сонеты Леонида Фокина

  • Певец формального эксперимента

  • «Приазовские тропы» Леонида Фокина

  • «Стратфордские тропы» Леонида Фокина

Хотите стать автором Литературного проекта «Pechorin.Net»?
Тогда ознакомьтесь с нашими рубриками или предложите свою, и, возможно, скоро ваша статья появится на портале. Тексты принимаются по адресу: info@pechorin.net. Предварительно необходимо согласовать тему статьи по почте.

Хочу быть в курсе последних интересных новостей и событий!

Подписываясь на рассылку, вы даете свое согласие на обработку персональных данных, согласно политике конфиденциальности.