"
Грозная Кира 08.07.2021 5 мин. чтения
Кира Грозная о стихотворной подборке Артема Ковальчука

Скажу честно: рецензировать, критиковать стихи гораздо труднее, нежели прозу. Поэты ‒ существа сверхчувствительные, их можно так ранить неосторожным словом, что это наложит отпечаток на всю творческую жизнь. Но ведь, как говорит сам автор подборки, поэту «только бы писать, / Вырисовывая муки». Нам же ‒ заботиться об отечественной литературе, лелеять её и ревностно следить, чтобы новые поколения поэтов были достойны своих предшественников: Пушкина, Лермонтова, Блока, Есенина... ну, и современных фактически классиков: Кушнера, Волгина, Кенжеева, Пурина, Машевского, Кабанова, Лейкина... Список этот можно долго продолжать.     

«Жизнь поэта ‒ это бедствие». Вот основной постулат автора, выведенный еще в первом стихотворении. В каждом из последующих текстов он его подтверждает. Стихи Ковальчука полны эмоций, зачастую горьких, в них сквозит тема любви, требующей от автора прощения, а от любимой ‒ взаимности, а также творческого поиска. Ведь автор поставил себе задачу ‒ стать Поэтом, и, похоже, готов этого добиваться всеми средствами. Чем, бесспорно, заслуживает уважения.

А поработать есть над чем. В первую очередь ‒ над грамотностью русской речи. Рассмотрим конкретные изречения автора.

«И в кружениях талия / Задыхается в раз» ‒ «враз» пишется слитно (если, конечно, я правильно поняла авторский замысел).

«Что дает надежду / В продолжении сна» ‒ может быть, все-таки «на продолжение сна»? НА ЧТО он (или оно) дает автору (или нам) надежду?

«И отчуждаться по неволе» ‒ в смысле, поневоле?

«Внимая тонкий глас наставника». Здесь должно быть: «внимая тонкому гласу наставника». Внимать можно чему-либо или кому-либо (а ЧТО-ЛИБО можно только ВЫНИМАТЬ).

«И твоя нежность / Словно меду кадья». Специально посмотрела в словаре. «Кадья» ‒ это морской бриз на острове Бали (Индонезия). У автора неплохой кругозор! Но как бриз соотносится с медом, признаюсь, уяснить не смогла. Есть еще слово «кадьяк» ‒ это такой подвид медведя. Может, буква пропущена? «Твоя нежность ‒ словно меду медведь». Уже более понятно... хотя тоже туманно. Вот «мед медведю» ‒ это было бы уже внятнее. Может, у слова «кадья» есть другие значения? Но простой читатель (для которого и пишутся стихи ‒ а иначе для кого же?) вряд ли о тайном смысле осведомлен.

Следует упомянуть, что «кадья» у автора рифмуется со «сна»... Но это вовсе неудачная рифма. Как в таких случаях говорят автору собратья по литобъединению: ищите, ищите!

(Вот что, кстати, необходимо сделать автору: найти поэтическое литобъединение, в самую первую очередь, завтра же!).       

«И восторженно венчать / Не сживаемые звуки» ‒ со свету не сживаемые, очевидно? Что ж... Если их «не сжить» никакими силами, тогда они, безусловно, достойны всяческих восторгов.   

«Пойте алые губы / О прекрасном, О, нас...» (авторская пунктуация сохранена). Действительно, что тут мелочиться: мы и есть «прекрасное»! Поэт и скромность ‒ понятия несовместимые...

Но нет! Читаем дальше:

«Я словом обижаю многих, / Дышать мне больно!» Тут уже откровенное самобичевание и раскаяние. Возможно, поэтому в данном стихотворении и возникают образы батюшки и исповеди.  

«Что больше ничего не можем / Как сеять негатив строптивый», ‒ покаянно замечает автор... Кстати, про «строптивое» у автора уже было:

«Путь художника к словам, / Что сокрыто с глаз строптивых». Два «строптивых» в одной короткой подборке! Даже если бы речь шла о копирайтинге, а не о поэзии, автора обвинили бы в высокой «тошнотности» по системе Адвего. Автор, следите за повторяемостью слов.  

«Как ты, мой друг, впервые подошла / И робко испросила...» «Испросить» можно аудиенции или совета. Чего же испросила она? Нам это не раскрывается... И вообще, старомодность и речевая консервативность человека, использующего подобные обороты, в сочетании с неустойчивостью поэтических форм и отсутствием собственной авторской позиции, свойственными очень молодым авторам, не позволяет нарисовать сколь-нибудь достоверный ментально-возрастной портрет Артема Ковальчука. Молод, немолод? Неизвестно. Как поэт, вне всякого сомнения, он только-только начинает свой путь. Данная подборка представляет собой стихотворные опыты новичка. Кстати, в стихотворении, где «она чего-то робко испросила», лирический герой обращается к женщине то на «ты», то на «вы».

«Во век рабом соделался несчастным». Если «вовек» используется в значении «навек», то оно пишется слитно. И вообще ‒ оно так пишется. Раздельно ‒ это только если «во веки веков». А «соделался»... Есть ли в принципе такое слово? Может, лучше уж «заделался»? Сленговое словцо, вполне живое, нередко используемое. Но нет, автору такое не подойдет ‒ он любит выражаться возвышенно...

Впрочем, как показывает внимательный разбор текстов, не всегда.

Про «бордель», которому надлежит «потерпеть крушение», не хочу даже говорить. Почему это автор (а также еще кто-то, с кем он отождествляется с помощью местоимения «мы») «прижился» в каком-то «борделе»? Непонятно.

Если «бордель» у автора ‒ это символ чего-то очень плохого, то покончить с этим злом можно лишь с помощью очень хороших стихотворных текстов. Должна же ведь быть альтернатива притягательному пороку? Так что автору ‒ карты в руки: ему есть к чему стремиться, чтобы сделать мир лучше.     

«Храни вас Бог на всем пути смиряясь»... Это Богу, что ли, надлежит смиряться, да еще и на протяжении всего пути? Нет, это не моя крамола ‒ тут так написано!

Общее впечатление от подборки: первая стадия стихосложения ‒ еще не стихи, а лишь рифмованные сточки. Причем рифмованные довольно причудливо: автор то придерживается законов силлабо-тоники, то дерзко идет им наперекор. Хотя, скорее всего, это не дерзость, а пока неумелость. Поэтому и о «рифмованности строчек» говорить еще рано. Автору только предстоит добраться до первой стадии стихосложения.

Осталось добавить, что знаки препинания (запятые те же) существуют для чего-то, несут функциональную и смысловую нагрузку. Не стоит произвольно расставлять их то тут, то там. Кстати, у поэта гораздо больше возможностей, нежели у прозаика, закамуфлировать своё незнание орфографии. В наше время можно вовсе не ставить знаков препинания в стихотворениях. Многие настоящие, мощные поэты, наши современники ‒ Эдуард Лимонов, Полина Барскова, Светлана Бодрунова (из малоизвестных, что, впрочем, никак не умаляет её дарования) ‒ поступали именно так (а кто-то и продолжает). Автор мог бы взять это на вооружение. Но важно помнить, что у Мастеров отсутствие «препинаков» проистекает не от незнания законов родного языка ‒ это интонационный прием, вроде сглаживающий, а на поверку обостряющий ритм, смысл, целеустремленность стихотворной речи.

(Тот же Малевич до написания «Черного квадрата» вначале овладел мастерством художника ‒ у него глаза на портретах такие, что хочется от них куда-нибудь деться, чтобы не вынимали душу). 

Так что пожелаем автору долгих месяцев кропотливой работы по оттачиванию собственных текстов и порекомендуем найти подходящее поэтическое литобъединение, и посещать его занятия, по меньшей мере, года два. Вперед ‒ к достижению точных рифм и совершенных стихотворных форм! Ну, а потом уже ‒ все остальное.


Стихотворения Артема можно прочитать по ссылке


Грозная Кира: личная страница.

Артем Ковальчук, родился в г. Тамбове 27.10.1988 г. Учился в ТГМПУ им. Рахманинова. Публиковался в альманахах Российского союза писателей. Номинант литературной премии Сергея Есенина «Русь моя» и национальной литературной премии «Поэт года». Награжден медалями «Анны Ахматовой 130 лет» и «Сергея Есенина 125 лет». Номинант «Антологии русской поэзии» и «Наследия». Публиковался в болгарском журнале «Мужской штрих», детском журнале «Шалун Бихари», «СовременникЪ», «Родные поэты». Автор книги «Мгновение».

#рецензии и критика
Автор статьи:
Грозная Кира. Русский писатель, критик, лауреат литературных премий, главный редактор и издатель журнала «Аврора» (Санкт-Петербург).
комментариев
Вам также может быть интересно
  • Вселенная, где всё волшебно. Нина Ягодинцева о сказке Юлии Поршневой «Куда подевался шелковичный сад?»

  • Музыка тишины. Елена Крюкова о стихах Аксиньи Новицкой

  • Космическое братство. Дана Курская о стихотворениях Елены Лещинской

  • Роман Сенчин о рассказах Михаила Максимова

  • Небыков

  • Юрий Козлов о рассказе Фирдаусы Хазиповой «Цыганка по имени Аз»

Хотите стать автором Литературного проекта «Pechorin.Net»?
Тогда ознакомьтесь с нашими рубриками или предложите свою, и, возможно, скоро ваша статья появится на портале. Тексты принимаются по адресу: info@pechorin.net. Предварительно необходимо согласовать тему статьи по почте.

Хочу быть в курсе последних интересных новостей и событий!

Подписываясь на рассылку, вы даете свое согласие на обработку персональных данных, согласно политике конфиденциальности.